Что такое суррогатное материнство и стоимость услуги

Неестественный отбор: почему изменения в законодательстве о суррогатном материнстве не похожи на защиту семьи

20 января состоялись парламентские слушания по обсуждению законопроекта о регулировании суррогатного материнства, разработанного в том числе вице-спикером Госдумы Петром Толстым. Партнер коллегии адвокатов Pen & Paper Екатерина Тягай проанализировала документ и рассказала Forbes Woman, почему такой подход противоречит российской Конституции и нормам международного права

Законопроект состоит всего из трех статей, а мотивы его подготовки и логика авторов раскрываются в пояснительной записке. По мнению партнера коллегии адвокатов Pen & Paper Екатерины Тягай, которая подготовила юридическое заключение на законопроект, предложения парламентариев сводятся к запрету доступа к вспомогательным репродуктивным технологиям (ВРТ) для иностранцев, а также людей, не состоящих в браке, и тех, кто младше 25 и старше 55 лет. Свою позицию она пояснила в колонке для Forbes Woman.

Что предлагают изменить

Сейчас Федеральным законом «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» установлено, что ВРТ, в том числе суррогатное материнство, доступны:

  • Мужчине и женщине, как состоящим, так и не состоящим в браке, при наличии обоюдного информированного добровольного согласия на медицинское вмешательство.
  • Одинокой женщине при наличии ее информированного добровольного согласия на медицинское вмешательство.
  • Требований к гражданству, возрасту или иным характеристикам родителей нет.
  • Основанием обращения к суррогатному материнству является невозможность вынашивания и рождения ребенка для родителей по медицинским показаниям.

При этом порядок использования ВРТ, показания и ограничения к их применению установлены приказом Минздрава №107н от 30.08.2012. В нем также последовательно подчеркивается, что доступ к ВРТ есть не только у супругов, но и у партнеров, и при этом внятно раскрываются показания к применению суррогатного материнства.

  • Бьет не значит любит: как 2019-й неожиданно стал годом женщин, детей и семьи в России
  • Семья — дело государственное: чем вредны «поправки Мизулиной» в Семейный кодекс
  • Директор признанного иноагентом центра «Насилию.нет» запустит программу против гендерного насилия

Несмотря на это, авторами поправок предлагается изменить закон и ограничить доступ к суррогатному материнству для всех, кроме мужчины и женщины, состоящих в зарегистрированном браке, при этом:

  • они оба должны быть не старше 55 и не младше 25 лет;
  • они оба должны быть гражданами России или иметь вид на жительство;
  • их брак должен быть зарегистрирован не менее года до решения воспользоваться услугами сурмамы;
  • женщина не должна иметь возможности самостоятельно выносить и родить ребенка не просто по медицинским показаниям, но по показаниям, установленным консилиумом врачей.

Помимо существенного сужения круга потенциальных родителей, в законопроекте предусмотрены:

  • необходимость нотариального удостоверения договора о суррогатном материнстве (без указания его существенных условий и других требований к нему);
  • запрет рекламы услуг по суррогатному материнству.

Наконец, для того чтобы зарегистрировать рождение ребенка в ЗАГСе, необходимо будет предоставить не только заявление родителей и документ, подтверждающий факт рождения, но и подтверждение того, что:

  • родители отвечают требованиям, установленным выше;
  • медицинской организацией было выдано заключение, необходимое для применения суррогатного материнства;
  • суррогатной матерью было дано соответствующее согласие.

При этом последствия отсутствия или невозможности предоставления одного или нескольких таких документов не предусмотрены, равно как и последствия того, что обстоятельства, которые имели место на момент использования ВРТ, а также рождения ребенка, впоследствии изменились.

В чем противоречие предлагаемых изменений

Пояснительная записка сразу обнаруживает нарушение простых логических связей и крайне низкую (что критически опасно при обсуждении столь чувствительных вопросов) проработку проблемы.

Сначала авторы пишут, что «суррогатное материнство стало легальным, дешевым и беспрепятственным способом преодоления запрета на усыновление детей», но следом утверждают, что «потребность в услугах по суррогатному материнству… оценивается как незначительная в силу небольшого числа нуждающихся и (или) значительной стоимости услуг по суррогатному материнству». Конкретных цифр или статистических данных не приводится.

Отмечается, что в отсутствие запрета на иностранное усыновление из России было вывезено «более 60 000 детей». Однако ничего не сказано о том, что сейчас, когда такой запрет есть, в банке данных на усыновление остается, только по официальной статистике, около 50 000 российских детей. Не учитывается и то, что многие являются социальными сиротами, то есть у них есть живые родители, отвечающие всем требованиям, которые, по мнению авторов законопроекта, должны что-то таким детям гарантировать.

Что касается иностранных граждан, парламентарии сначала говорят, что «сформировался рынок «экспорта» российских детей, рожденных суррогатными матерями», но в том же предложении сами себе противоречат, утверждая, что «оценить объемы «экспорта» детей, рожденных суррогатными матерями на заказ для иностранных граждан, практически невозможно».

Наконец, авторы прямо заявляют: «На сегодняшний день официальные власти страны не знают ни объем рынка суррогатного материнства, ни его субъектный состав, ни число суррогатных матерей, ни число родившихся детей». При этом в пояснительной записке фигурируют «громкие дела», возникающие в связи с «мошенничеством, обманом как заказчиков, так и суррогатных матерей, фальсификациями, злоупотреблениями и др.».

Как поправки нарушают нормы российского законодательства и международных актов

Во-первых, авторы, очевидно, не понимают правовой природы семейных правоотношений, путая понятие семьи и брака. Показателем «серьезности намерения» стать родителем авторы законопроекта предлагают считать продолжительность нахождения будущих родителей в зарегистрированном браке, указывая, что право на применение вспомогательных репродуктивных технологий возникает, помимо прочего, не ранее чем через год после регистрации брака.

Отношения между родителями и детьми самостоятельны от отношений между родителями и, как бы того ни хотелось, не всегда являются производными от них. Именно поэтому сегодня нормы о суррогатном материнстве сформулированы более широко и возникновение родительских правоотношений не ставится в зависимость от брачных.

То, что «семейные связи» — понятие более широкое, чем «брачные», неоднократно подчеркивали Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ), в том числе применительно к отношениям между партнерами и их детьми в незарегистрированных союзах.

Действительно ли парламентарии думают, что мать-одиночка или отец-одиночка с детьми — это не семья? Что пара, имеющая детей, но не зарегистрированная в ЗАГСе, не имеет родительских прав и обязанностей? Что дети, пережившие родителей, но имеющие братьев и сестер, остались без семьи? Что бабушки, дедушки, тети, дяди, мачехи и отчимы, воспитывающие детей, не являются по отношению к этим детям семьей?

Все эти отношения требуют признания и защиты. Но обеспечить их сложнее, чем просто запретить иметь детей тем, кто не подходит под удобные стандарты. Именно поэтому следовало бы действительно гармонизировать нормы семейного законодательства и закона об охране здоровья граждан, при этом не лишая гражданских прав, а, наоборот, давая инструменты их защиты.

Во-вторых, не ясно, почему лица, применяющие ВРТ, подвергаются дискриминации и их «права на родительство» ограничиваются по сравнению с правами тех, кто способен родить детей «традиционным естественным путем», как этого ожидает от них государство. Иными словами, по действующему законодательству, стать родителем в «обычном» порядке может как одинокий, так и состоящий в любых отношениях человек независимо от пола, возраста и гражданства. Но если такой человек нуждается в использовании ВРТ, авторы прямо предлагают всем, кому меньше 25 и большее 55, забыть о счастье материнства и отцовства.

Такой подход нарушает нормы и конституционного, и семейного законодательства, не говоря о международных принципах, гарантирующих права человека.

Наконец, далекой от права является сама цель законопроекта. Вопреки тому, что авторы сетуют на отсутствие системы контроля в сфере применения суррогатного материнства, они, по сути, предлагают устранить сам объект такого контроля. Между тем согласно статье 18 Конституции права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти.

Отношения, связанные с суррогатным материнством и другими ВРТ, требуют тонких настроек — это всегда непростые решения для всех участников, будь то семья, решившая таким способом завести ребенка, или женщина, выступающая в роли суррогатной матери. Худшее, что можно сделать, ­— и недавние скандалы вокруг «торговли детьми» это хорошо иллюстрируют, — оставить данные отношения слабо урегулированными, в результате чего они попадают в серую зону, и страдают в первую очередь дети и родители. К сожалению, обсуждаемый законопроект представляет собой попытку не решить сложные вопросы, а устранить их, попутно нарушая права человека, дискриминируя одних потенциальных родителей относительно других и подменяя принципы семейного права подходами, основанными на евгенике (учение о селекции применительно к человеку, а также о путях улучшения его наследственных свойств. — Прим. Forbes Woman).

Показательно и то, как в пояснительной записке упомянуты новые конституционные нормы о «детях как приоритете государственной политики» — хотя именно в интересах детей следовало бы гарантировать обеспечение и защиту родительских прав, а не заведомо ограничивать права тех, кто готов стать родителем.

Суррогатное материнство: цены и суть программы

Суррогатное материнство: цены и суть программы

Ни для кого не является секретом, какие моральные и финансовые расходы идут на воспитание детей. Однако еще большее количество затрат и проблем возникает у семейных пар, не имеющих возможность зачать ребенка естественным путем. На сегодняшний день их проблему можно решить, используя современные вспомогательные репродуктивные технологии, в том числе – суррогатное материнство. Выносить и родить малыша для чужих людей является, бесспорно, благородной целью. Однако существуют этические аспекты, которые являются преградой для многих мужчин и женщин, которые относятся к суррогатному материнству с некоторым предубеждением. Их останавливают осуждение окружающих, страх полюбить ребенка, который выношен другой женщиной, опасения по поводу порядочности суррогатной мамы, которая может просто передумать отдать ребенка и религиозное осуждение оплодотворения, проводимого искусственным образом. Но, когда на чашу весов становится долгожданная цель – иметь детей, желание добиться её каким бы ни было способом, как правило, перевешивает, что побуждает пары все чаще обращаться за помощью к сурмамам.

Ни для кого не является секретом, какие моральные и финансовые расходы идут на воспитание детей. Однако еще большее количество затрат и проблем возникает у семейных пар, не имеющих возможность зачать ребенка естественным путем. На сегодняшний день их проблему можно решить, используя современные вспомогательные репродуктивные технологии, в том числе – суррогатное материнство. Выносить и родить малыша для чужих людей является, бесспорно, благородной целью. Однако существуют этические аспекты, которые являются преградой для многих мужчин и женщин, которые относятся к суррогатному материнству с некоторым предубеждением. Их останавливают осуждение окружающих, страх полюбить ребенка, который выношен другой женщиной, опасения по поводу порядочности суррогатной мамы, которая может просто передумать отдать ребенка и религиозное осуждение оплодотворения, проводимого искусственным образом. Но, когда на чашу весов становится долгожданная цель – иметь детей, желание добиться её каким бы ни было способом, как правило, перевешивает, что побуждает пары все чаще обращаться за помощью к сурмамам.

Суть программы

Суррогатное материнство зачастую является единственной возможностью обретения желанного счастья. Эта программа дает шанс стать мамой женщинам, физически неспособным выносить беременность вследствие деформации матки либо полного её отсутствия, тяжелых заболеваний организма, хронических выкидышей и возрастных изменений.

Суррогатное материнство: цены

Количество семейных пар, которые готовы заплатить немалые деньги за возможность стать родителями, ежегодно продолжает стремительно расти. Популярность данной программы влияет на рост сумм гонораров, которые запрашивают женщины, имеющие желание стать суррогатными матерями в рамках программы «суррогатное материнство». Цена в Москве, как и по всей России за эту услугу составляет 15 000 – 40 000 долларов США (в цену, как правило, не входят расходы, связанные с медицинским сопровождением и ежемесячным содержанием в период вынашивания ребенка).

Агентство суррогатного материнства: преимущества

Поиск суррогатной матери некоторые пары решают вести самостоятельно, либо перекладывают эту заботу на плечи агентств, специализирующихся на подборе женщин, решившихся выносить и родить ребенка для бесплодной пары. Агентство суррогатного материнства занимается подбором кандидаток на роль суррогатных матерей, неся полную ответственность за состояние их здоровья, для чего проводится тщательное комплексное обследование их организма, а также полным медицинским сопровождением процесса: от оплодотворения, переноса эмбриона, ведения беременности до принятия родов. Юридическая сторона дела, касающаяся оформления договора с сурмамой, оформления документов новорожденного также является заботой компаний такого типа.

На официальных сайтах данных агентств можно узнать, какая цена суррогатной матери (как правило, она составляет фиксированную сумму, учитывая те или иные форс-мажорные обстоятельства).

Законодательная сторона суррогатного материнства

Согласно существующему на сегодняшний день законодательству Российской Федерации, программа суррогатного материнства является абсолютно легальной. Право на ребенка предоставляется сурматери, которая может отказаться отдать малыша, которого она выносила. Семейная пара, давшая письменное согласие на подсаживание эмбриона другой особе записывается как родители только при согласии суррогатной мамы. Однако плюсом российского семейного кодекса является то, что после юридически зарегистрированного отказа сурматери от ребенка, его биологическим родителям не нужно проходить длительную процедуру усыновления, они могут быть сразу записаны в графу свидетельства о рождении малыша как мать и отец.

По закону, суррогатная мать должна быть замужем, иметь двух детей, её возраст не должен превышать 35-ти лет, либо являться ближайшей родственницей семейной пары.

Суррогатное материнство: аргументы «за» и «против»

Дискуссии об этичной стороне суррогатного материнства ведутся с момента рождения первого ребенка, который появился на свет в 1989 г. Ярые противники данной программы – представители церкви, политики, моралисты и часть общественности. По их мнению, суррогатное материнство представляет собой договорную работу, ребенок при этом является товарной единицей.

РПЦ приводит доводы о противоестественности искусственного оплодотворения, противоречащей моральным нормам христианства. Психологами утверждается, что суррогатное материнство изначально нарушает связь матери и плода.

Главным аргументом в пользу суррогатного материнства, который приводят приверженцы программы, является тот факт, что оно является единственной и порой последней возможностью для семейной пары ощутить родительское счастье, имея ребенка, генетически родного им. При этом в суррогатном материнстве отсутствует пострадавшая сторона, так как женщине и мужчине предоставляются шансы стать мамой и папой долгожданного и любимого ими малыша, а для суррогатной матери данная программа является решением её финансовых проблем. Таким образом, цена суррогатного материнства заключается не в товарно-денежных отношениях, а в счастливых семьях.

Проблемы суррогатного материнства

Главная сложность суррогатного материнства касается человеческого фактора. Не существует никаких гарантий, что сурмама не окажется мошенницей либо женщиной с неуравновешенной психикой, которая может изменить свое решение и в последний момент отказаться от передачи ребенка биологическим родителям. Беременность наступает не всегда с первой попытки, каждая следующая требует дополнительных материальных затрат и приносит стресс.

Незащищенной является и суррогатная мать. Известны случаи, когда биологические родители отказывались принимать малыша, особенно если он родился нездоровым, либо в случаях, если беременность была многоплодной.

Именно поэтому будущим родителям, равно как и женщине, решившейся стать суррогатной мамой, рекомендуется сотрудничество с центрами репродукции (или агентство суррогатного материнства), которое гарантирует как медицинское, так и юридическое сопровождение процесса. Консультации психологов, работающих в центрах такого типа, помогут биологическим родителям и будущим суррогатным матерям разобраться во всех возможных последствиях и рисках.

Одним из таких центров является «Центр ЭКО» во Владимире. В этой клинике, специализирующейся на лечении всех видов бесплодия, существует программа суррогатного материнства, которая уже помогла сотням семейных пар стать родителями здоровых малышей. С помощью современного медицинского оборудования проводится лечение бесплодия методами вспомогательных репродуктивных технологий, таких как ЭКО и ИКСИ.

При выборе тактики лечения используется индивидуальный подход, позволяющий добиться результата даже в самых сложных случаях бесплодия.

Благодаря инновационному оснащению клиники и высокому профессионализму специалистов, работающих в ней, «Центр ЭКО» имеет высочайшие показатели успешности искусственного оплодотворения, почти в 2 раза превышающие официальные показатели российского регистра. Записаться на консультацию к специалисту клиники можно по телефону, либо заполнив специальную форму на официальном сайте. Мы ждем вас!

Правовой режим суррогатного материнства

Российская Федерация допускает суррогатное материнство. При этом российское законодательство реализует гестационную модель суррогатного материнства, допускающую приоритетное право суррогатной матери записать себя матерью ребенка. Предусмотренный законодательством приоритет родительских прав суррогатной матери вносит в договор о суррогатном материнстве элемент существенного риска. Каков порядок государственной регистрации рождения ребенка, рожденного суррогатной матерью? Как защищаются права генетических родителей в случае отказа суррогатной матери дать согласие на совершение записи генетических родителей в книге записей рождений в качестве родителей ребенка? В настоящей статье рассмотрим правовые аспекты суррогатного материнства.

Что такое суррогатное материнство?

Суррогатное материнство представляет собой вспомогательную репродуктивную технологию, заключающуюся в том, что в зачатии и рождении ребенка участвуют генетические родители и суррогатная мать – женщина, согласившаяся безвозмездно или за плату выносить и родить ребенка от генетических родителей.

Согласно пункту 9 статьи 55 ФЗ Федерального закона от 21.11.2011 №323-ФЗ “Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации” (далее – Федеральный закон №323-ФЗ) cуррогатное материнство представляет собой вынашивание и рождение ребенка (в том числе преждевременные роды) по договору, заключаемому между суррогатной матерью (женщиной, вынашивающей плод после переноса донорского эмбриона) и потенциальными родителями, чьи половые клетки использовались для оплодотворения, либо одинокой женщиной, для которых вынашивание и рождение ребенка невозможно по медицинским показаниям.

Мужчина и женщина, как состоящие, так и не состоящие в браке, имеют право на применение вспомогательных репродуктивных технологий при наличии обоюдного информированного добровольного согласия на медицинское вмешательство. Одинокая женщина также имеет право на применение вспомогательных репродуктивных технологий при наличии ее информированного добровольного согласия на медицинское вмешательство.

Порядок использования вспомогательных репродуктивных технологий, противопоказания и ограничения к их применению утверждены Приказом Министерства здравоохранения РФ от 30.08.2012 г. № 107н «О порядке использования вспомогательных репродуктивных технологий, противопоказаниях и ограничениях к их применению» (далее – Приказ Министерства здравоохранения РФ от 30.08.2012 г. № 107н).

Показаниями к применению суррогатного материнства являются:

а) отсутствие матки (врожденное или приобретенное);

б) деформация полости или шейки матки при врожденных пороках развития или в результате заболеваний;

в) патология эндометрия (синехии, облитерация полости матки, атрофия эндометрия);

г) заболевания (состояния), включенные в Перечень противопоказаний, определенный Приказом Министерства здравоохранения РФ от 30.08.2012 г. № 107н;

д) неудачные повторные попытки ЭКО (3 и более) при неоднократном получении эмбрионов хорошего качества, перенос которых не приводит к наступлению беременности;

е) привычное невынашивание беременности (3 и более самопроизвольных выкидыша в анамнезе).

Какие требования установлены в отношении суррогатной матери?

В соответствии с пунктом 10 статьи 55 ФЗ №323-ФЗ суррогатной матерью может быть женщина:

– в возрасте от двадцати до тридцати пяти лет;

– имеющая не менее одного здорового собственного ребенка;

– получившая медицинское заключение об удовлетворительном состоянии здоровья;

– давшая письменное информированное добровольное согласие на медицинское вмешательство.

Необходимо также отметить, что женщина, состоящая в браке, зарегистрированном в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, может быть суррогатной матерью только с письменного согласия супруга. Суррогатная мать не может быть одновременно донором яйцеклетки.

Противопоказанием для переноса эмбрионов суррогатной матери является наличие у нее заболеваний (состояний), включенных в Перечень противопоказаний, установленный Приказом Министерства здравоохранения РФ от 30.08.2012 г. № 107н.

Каков порядок государственной регистрации рождения ребенка, рожденного суррогатной матерью?

Порядок государственной регистрации рождения ребенка, рожденного суррогатной матерью, регулируется положениями Семейного кодекса Российской Федерации, Федерального от 15.11.1997 №143-ФЗ «Об актах гражданского состояния». Так, в соответствии с пунктом 4 статьи 51 Семейного кодекса Российской Федерации лица, состоящие в браке между собой и давшие свое согласие в письменной форме на имплантацию эмбриона другой женщине в целях его вынашивания, могут быть записаны родителями ребенка только с согласия женщины, родившей ребенка (суррогатной матери).

Согласно пункту 5 статьи 16 Федерального закона от 15 ноября 1997 года N 143-ФЗ «Об актах гражданского состояния» при государственной регистрации рождения ребенка по заявлению супругов, давших согласие на имплантацию эмбриона другой женщине в целях его вынашивания, одновременно с документом, подтверждающим факт рождения ребенка, должен быть представлен документ, выданный медицинской организацией и подтверждающий факт получения согласия женщины, родившей ребенка (суррогатной матери), на запись указанных супругов родителями ребенка.

Таким образом, обязательным условием для записи генетических родителей в книге записей рождений в качестве родителей ребенка, рожденного суррогатной матерью, является наличие согласия суррогатной матери на совершение такой записи.

При этом необходимо отметить, что законодательством не предусмотрены какие-либо запреты или ограничения на применение вспомогательных репродуктивных технологий в зависимости от супружеского статуса лиц, желающих воспользоваться ими. В соответствии с пунктом 3 статьи 55 Федерального закона №323-ФЗ мужчина и женщина, как состоящие, так и не состоящие в браке, имеют право на применение вспомогательных репродуктивных технологий при наличии обоюдного информированного добровольного согласия на медицинское вмешательство. Одинокая женщина также имеет право на применение вспомогательных репродуктивных технологий при наличии ее информированного добровольного согласия на медицинское вмешательство. Следовательно, родителями ребенка, выношенного суррогатной матерью, могут быть записаны и одинокая женщина, и мужчина и женщина, не состоящие в браке. Аналогичной позиции придерживаются суды в решении Мещанского районного суда города Москвы от 13.03.2018 г. по делу №2а-0121/2018, решении Туапсинского городского суда Краснодарского края от 24.11.2016 г. по делу № 2а-1633/16, апелляционном определении Московского городского суда от 18 июля 2016 г. N 33-27809/16.

Кроме того в качестве родителя ребенка, рожденного от суррогатной матери, может быть записан в книге записей рождений и одинокий мужчина. При принятии решения в пользу одинокого мужчины-отца ребенка, рожденного от суррогатной матери, суды руководствуются тем, что действующее законодательство исходит из равенства прав, в том числе и для мужчин. (Решение Бабушкинского районного суда г. Москвы от 04.08.2010 г. по делу № 2-2745/10).

Перечень документов, необходимых для государственной регистрации рождения:

1) документы, удостоверяющие личности родителей;

2) заявление о рождении;

3) документ о рождении, выданный медицинской организацией независимо от ее организационно-правовой формы, в которой происходили роды;

4) документ, выданный медицинской организацией и подтверждающий факт получения согласия женщины, родившей ребенка (суррогатной матери), на запись супругов, давших согласие на имплантацию эмбриона другой женщине в целях его вынашивания, родителями ребенка;

5) свидетельство о заключении брака родителей либо свидетельство об установлении отцовства.

Заявление о рождении ребенка должно быть сделано не позднее, чем через месяц со дня рождения ребенка. Заявление о рождении ребенка могут подать как оба родителя, так и один из них в орган записи актов гражданского состояния или многофункциональный центр предоставления государственных и муниципальных услуг по месту рождения ребенка или по месту жительства родителей (одного из родителей).

Какова правовая природа условия о необходимости получения согласия суррогатной матери на совершение записи генетических родителей в книге записей рождений в качестве родителей ребенка? Свидетельствует ли указанное условие о наличии безусловного права суррогатной матери на дачу такого согласия?

По мнению Конституционного суда Российской Федерации наличие согласия суррогатной матери на совершение такой записи означает имеющуюся у нее возможность в записи акта о рождении ребенка записать себя матерью ребенка, обусловливая тем самым для женщины, родившей ребенка, права и обязанности матери (Определение Конституционного суда Российской Федерации от 27.09.2018 г. №2318-О).

Таким образом, российское законодательство реализует гестационную модель суррогатного материнства, исходящую из приоритетного значения при оформлении родительских прав факта беременности женщины, родившей ребенка в результате имплантации ей эмбриона, полученного от генетических родителей.

Как защищаются права генетических родителей в случае отказа суррогатной матери дать согласие на совершение записи генетических родителей в книге записей рождений в качестве родителей ребенка?

Как следует из правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в Определении от 15 мая 2012 года N 880-О, гестационная модель правового регулирования суррогатного материнства не является единственно возможной с точки зрения надлежащей защиты таких гарантируемых статьей 38 (часть 1) Конституции Российской Федерации ценностей, как семья, материнство и детство.

По мнению Верховного суда Российской Федерации, отказ суррогатной матери дать согласие на запись родителями потенциальных родителей не может служить безусловным основанием для отказа в удовлетворении иска этих лиц о признании их родителями ребенка и передаче им ребенка на воспитание.

Так, в соответствии с разъяснениями Пленума Верховного Суда Российской Федерации суды в случае, если суррогатная мать отказалась дать согласие на запись родителями генетических родителей рожденного ею ребенка, учитывая все фактические обстоятельства конкретного дела, в том числе связанные с тем, заключался ли договор о суррогатном материнстве и каковы условия этого договора, являются ли истцы генетическими родителями ребенка, по каким причинам суррогатная мать не дала согласия на запись истцов в качестве родителей ребенка, и руководствуясь положениями статьи 3 Конвенции о правах ребенка, вправе разрешить спор в интересах ребенка (пункт 31 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 16.05.2017 г. №16 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел, связанных с установлением происхождения детей»).

Таким образом, суды могут разрешать споры в пользу удовлетворения требований генетических родителей об установлении отцовства и материнства в отношении детей, рожденных суррогатной матерью, в случае установления факта злоупотребления суррогатной матерью своими правами, влекущего существенное нарушение прав ребенка.

Так, в одном из судебных решений судом общей юрисдикции были удовлетворены требования генетических родителей об установлении отцовства и материнства в отношении детей, рожденных суррогатной матерью. Суд пришел к выводу о том, что суррогатная мать, отказываясь дать согласие на регистрацию генетических родителей в качестве родителей рожденных ею детей, злоупотребила своими правами, действуя при этом не только в нарушение условий договора о суррогатном материнстве, заключенного между сторонами, но и в ущерб интересам детей, генетическими родителями которых являются истцы. В качестве обстоятельств, подтверждающих злоупотребление суррогатной матерью своими правами, в частности, названы ее требования увеличения суммы причитающейся ей денежной выплаты в связи с рождением двойни, ее фактический выход из программы суррогатного материнства, рождение детей не в том роддоме, который был для этого предназначен, ее проживание в комнате в коммунальной квартире.

Конструкция договора возмездного оказания услуг суррогатного материнства

В договоре возмездного оказания услуг суррогатного материнства (далее – договор) на практике предусматриваются следующие условия:

  • Предмет договора: участие одной стороны в качестве суррогатной матери по программе «Суррогатное материнство» по определенному алгоритму, который включает:

– обследование суррогатной матери в соответствии с пунктами 11 – 13 и 15 Приказ Министерства здравоохранения РФ от 30.08.2012 г. № 107н;

– синхронизация менструальных циклов генетической и суррогатной матерей;

– перенос эмбрионов суррогатной матери;

– вынашивание беременности суррогатной матерью;

– рождение ребенка суррогатной матерью;

– оформление суррогатной матерью согласия на запись в свидетельстве о рождении ребенка.

Встречная обязанность генетических родителей по выплате определенной денежной суммы суррогатной матери, оплате всех расходов, связанных с вынашиванием, рождением ребенка.

  • Общий порядок действий сторон при исполнении договора, который устанавливает, что участие суррогатной матери в программе происходит под контролем врачей определенной медицинской организации, а также то, что услуги медицинской организации оплачиваются генетическими родителями в полном объеме, предусмотренном договором.
  • Стоимость услуг суррогатной матери и порядок расчетов;
  • Права и обязанности генетических родителей и суррогатной матери;
  • Ответственность сторон;
  • Дополнительные условия;
  • Порядок разрешения споров;
  • Срок действия договора, условия его прекращения.

В заключение хотелось бы отметить, что при оформлении договора об оказании услуг суррогатного материнства необходимо учитывать установленный законодательством заведомый приоритет родительских прав суррогатной матери. В связи с этим в договоре об оказании услуг суррогатного материнства не следует включать условие, устанавливающее обязательство суррогатной матери после рождения ребенка дать согласие на запись в свидетельстве о рождении ребенка его генетических родителей. Такое условие может быть оценено судом, как лишение права суррогатной матери решать вопрос об оставлении этого ребенка себе как его матери, следовательно, такой отказ может быть признан как ничтожный на основании статьи 22 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Сколько стоят услуги суррогатной матери в России с 2022

Суррогатное материнство является одним из методов лечения бесплодия. Зачатие ребенка осуществляется за счет проведения процедуры ЭКО с использованием половых клеток биологических родителей будущего ребенка. Такая манипуляция отнюдь не дешевая, ведь, помимо экстракорпорального оплодотворения, необходимо оплатить услуги сурмамы и агентства. Сколько сегодня зарабатывают женщины, рожающие за деньги для бездетных пар?

Сколько стоят услуги суррогатной матери в России

Стать суррогатной матерью – очень ответственное решение, которое необходимо хорошо обдумать. Точно такие же шаги должны предпринять и люди, которые собираются воспользоваться подобными услугами. Большое значение имеет и финансовый вопрос, во многом зависящий от того, как поступят будущие родители – обратятся в специальное агентство, или предпочтут самостоятельно найти женщину, которая выносит и родит им малыша.

Специализированные центры

Наилучший вариант – это посещение специализированных клиник и центров, занимающихся подбором сурмам. В таких учреждениях проводится сам процесс искусственного оплодотворения, а также предоставляются все условия для комфортного проживания самих женщин. На протяжении всей беременности ведется мониторинг состояния девушки, выполняются все нужные скрининги.

Беременная женщина на приеме

Стоимость услуги не является фиксированной, поскольку она зависит от множества факторов. На оплату влияют:

  • возраст женщины и биологических родителей;
  • количество эмбрионов, трансплантируемых в полость матки;
  • тип финансовой программы.

Суррогатной мамой может стать полностью здоровая женщина в возрасте от 20 до 35 лет. При этом у нее должен быть минимум 1 ребенок, рожденный естественным путем. Женщины, которые рожали посредством кесарева сечения, не могут стать суррогатными матерями.

Теперь о ценах. Только на саму процедуру ЭКО придется потратить около 500 тыс. руб.

Оплата услуг суррогатной матери колеблется в диапазоне 1, 3-2,2 млн руб. Этот же показатель во многом зависит от клиники или центра, где проводится процедура искусственного оплодотворения.

Частное суррматеринство

Суррогатную маму можно найти самостоятельно. Существует немало интернет-площадок с объявлениями о предоставлении подобных услуг. И стоимость их совершенно разная, но, конечно, она будет более низкой, чем цена поиска сурмамы через специализированное агентство.

Мужчина, женщина и беременная, показывающая им результаты УЗИ

В целом за вынашивание ребенка суррогатной матерью придется заплатить от 900 до 950 тыс. руб.

Но стоит учитывать, что сюда не входят:

  • осмотр врачом, анализы перед зачатием;
  • затраты на питание и проживание;
  • покрытие дополнительных расходов (например, если сурмама заболеет);
  • покупка витаминов, а также других средств, которые назначит гинеколог;
  • регулярные мониторинги и скрининги на протяжении всего периода беременности.

За все это биологическим родителям придется платить отдельно. Плюс процедура экстракорпорального оплодотворения. Ежемесячные выплаты на питание и улучшение условий проживания составляют около 20 тысяч рублей.

Таким образом, получается, что за весь спектр услуг частной суррогатной матери нужно будет заплатить свыше 2 миллионов рублей.

Преимущества, недостатки и риски

К суррогатному материнству общество относится по-разному. Кто-то одобряет такой метод, кто-то осуждает, причем как заказчиков услуги, так и женщин, которые решаются на такой шаг. Но, как бы там ни было, а это один из самых эффективных на сегодняшний день способов получить биологически родного малыша. И в этом-то и заключается главное достоинство методики.

Беременная девушка и супружеская пара

Недостаток процедуры ЭКО и суррогатного материнства заключается в том, что с первого раза ничего может не получиться. В данном случае придется повторно выполнять оплодотворение, а это дополнительные расходы.

Помимо всего прочего, существуют и определенные риски.

И прежде всего они актуальны в случае, если пара обращается не в агентство, а к частным сурмамам. Известны случаи, когда женщины брали деньги за свои услуги, получали ежемесячную плату, полностью жили за счет клиентов на протяжении всей беременности, а после родов отказывались передавать ребенка биологическим родителям. В итоге обманутым людям приходилось обращаться в суд, но закон не всегда был на их стороне, хотя были и успехи.

Поэтому лучше всего обратиться в агентство, где практически исключены любые риски мошенничества. С клиентами, а также с сурмамой заключается договор, где подробно прописана каждая деталь сделки. В случае возникновения спорных ситуаций бездетная пара всегда сможет доказать свою правоту в суде. Конечно, услуги центра предполагают куда большие расходы, однако будущие родители получат гарантии того, что все пункты контракта будут полностью соблюдены без неприятных сюрпризов.

Суррогатное материнство – не усыновление!

Свитнев Константин

В Госдуму внесен проект федерального закона о внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ (№ 1191971-7).

Также запрет предлагается распространить на иностранцев и лиц без гражданства, причем детям, рожденным или вынашиваемым суррогатной матерью на день вступления запрета в силу, будет в обязательном порядке дано российское гражданство

Предлагаемый законопроект, на мой взгляд, не решает ни одну из проблем в области правового регулирования суррогатного материнства в России, а лишь усугубляет их и создает новые препятствия желающим стать родителями. Кроме того, полагаю, в случае принятия его действие способно подорвать демографическую безопасность страны и сократить доходы федерального бюджета.

То, что законопроект носит дискриминационный характер, признал даже один из его разработчиков, депутат Госдумы Петр Толстой: «Данный законопроект дискриминирует иностранцев, однако это осознанная дискриминация, продиктованная судьбой, так как судьбу детей, увезенных из России иностранцами, невозможно отследить». Отмечу, что ни одна из развитых стран не прибегает к подобного рода «регулированию», не запрещает суррогатное материнство для иностранных граждан и не «тревожится» по поводу чужих детей, всецело полагаясь на национальные органы опеки по месту жительства генетических родителей.

Любой закон – это в первую очередь регулятор, выполняющий ограничительную, запретительную функцию и отсекающий деяния, которые, по мнению законодателя, могут нанести вред обществу. Для установления какого бы то ни было запрета необходимо обосновать причины, по которым он вводится, и чем, собственно, запрещаемое деяние наносит ущерб государству, обществу и общественному благу.

Как юрист, более 25 лет специализирующийся на правовом регулировании вспомогательных репродуктивных технологий (ВРТ), включая суррогатное материнство, вынужден констатировать, что пояснительная записка к законопроекту представляет собой, на мой взгляд, скорее правовой курьез.

Так, в первом абзаце указано, что законопроект «направлен на обеспечение безопасности наиболее уязвимой категории людей – детей».

Не согласен с данным утверждением. Результатами принятия законопроекта, как представляется, будут уменьшение числа детей, рожденных по программам суррогатного материнства, отток российских и зарубежных пациентов из российских клиник репродукции, дополнительные риски для россиян, вынужденных отправляться за рубеж для того, чтобы стать родителями, а также уменьшение доходов федерального бюджета. Детей законопроект, на мой взгляд, не защищает.

Авторы поправок обратили внимание также на то, что в период действия обусловленных пандемией ограничений на перемещение между государствами в следственные органы поступил ряд сообщений о нахождении на территории РФ «без родителей и без надлежащего присмотра и ухода младенцев, рожденных суррогатными матерями, связанных в том числе с их гибелью, и признаках торговли людьми в отношении данных детей».

Подчеркну, что торговля детьми и так является одним из самых тяжелых преступлений в любой юрисдикции, и ни одного факта «продажи» российского ребенка за рубеж «под видом суррогатного материнства» зафиксировано не было, а также ни один человек не был осужден. Разработчики законопроекта подменяют понятия, называя «торговлей детьми» и «продажей российских младенцев» рождение у иностранцев на территории России генетически родного им ребенка, и, очевидно, не усматривают разницы между усыновлением российских детей иностранными гражданами и рождением последними по программам суррогатного материнства их собственных, генетически родных детей.

В обоснование своей позиции разработчики законодательной инициативы приводят расследующееся с 14 января 2020 г. уголовное дело в отношении семи врачей-репродуктологов, а также юристов и специалистов агентств суррогатного материнства, обвиненных в якобы проводившейся «торговле детьми» и с 14 июля 2020 г. находящихся под стражей. При этом в пояснительной записке указано, что указанное дело было возбуждено «по факту обнаружения» 9 января 2020 г. трупа младенца, рожденного суррогатной матерью «для возможной последующей его продажи за пределы Российской Федерации».

Поясню, что в данном случае речь идет о смерти филиппинского новорожденного в арендованной его родителями квартире в Подмосковье. Это был второй ребенок, родившийся по программе суррогатного материнства, в данной семье. Генетическому отцу ребенка – страдающему бесплодием гражданину Республики Филиппины – в Москве была проведена операция для извлечения сперматозоидов из ткани тестикулы. Смерть малыша, которому едва исполнился месяц, наступила после операции на мозге в Морозовской больнице в Москве, проведенной с целью устранения последствий родовой травмы, случившейся по недосмотру или халатности петербургских врачей, принимавших роды. Няня малыша, заметившая, что состояние ребенка ухудшилось, вызвала скорую помощь. Помимо бригады медиков приехали сотрудники полиции и следственных органов, а также журналисты, публикации которых о якобы состоявшейся «торговле детьми» впоследствии спровоцировали «бурю» вокруг суррогатного материнства в России.

«Также в указанной квартире обнаружены трое малолетних детей без соответствующих документов», – указано в пояснительной записке.

Свидетельства о рождении на трех детей, родившихся 29 октября (Аника и Артуро Кастро) и 1 ноября (Зандро Потенсиано) 2019 г., были в полном порядке и имеются в материалах «дела» (свидетельства также есть у «АГ»). Данило, родившийся 6 декабря того же года, ожидал приезда родителей в середине января, чтобы получить свидетельство о рождении. При ребенке находилось медицинское свидетельство о рождении и доверенность от суррогатной матери. Никто детей не «обнаруживал» – находившихся в квартире малышей изъяли у доверенных лиц их родителей против воли и без уведомления генетических родителей поместили в подмосковный приют для душевнобольных детей, где они находятся уже более полутора лет. Детей генетическим родителям не отдают, никакой информации о них, ссылаясь на тайну следствия, не предоставляют.

Что касается Постановления ЕСПЧ по делу «Парадизо-Кампанелли против Италии» (жалоба № 25358/12), также используемому в качестве аргументации в пользу запрета суррогатного материнства для иностранцев, отмечу, что защищал интересы заявителей в Страсбургском суде, признавшем 27 января 2015 г. факт нарушения в отношении Донатины Парадизо и Джованни Кампанелли Конвенции о защите прав человека и основных свобод и присудил компенсацию в 30 тыс. евро. Однако власти Республики Италия отказались признавать решение ЕСПЧ и обжаловали его в Большую Палату. Родителям настойчиво рекомендовали взять «своего» адвоката, который впоследствии проиграл дело, полностью сменив выбранную мной тактику.

Как указывалось в постановлении ЕСПЧ, пациентка (заявитель жалобы) привезла генетический биоматериал своего мужа из Италии. Итальянские власти заподозрили, что ребенок родился вследствие реализации программы суррогатного материнства, и спустя три месяца по возвращении супругов из России изъяли малыша и передали в приемную семью.

Тест ДНК, проведенный в Италии, не подтвердил генетическое родство между отцом и его ребенком, рожденным суррогатной матерью в России. Тому может быть как минимум семь объяснений – обоснованных, документально подтвержденных ранее и при других обстоятельствах с другими пациентами, в частности:

  • ошибка или халатность при проведении теста ДНК в Италии;
  • подмена или фальсификация результатов тестирования приемными родителями, не желающими расстаться с ребенком, и (или) итальянскими властями;
  • ошибка итальянской клиники репродукции, в которой отец сдавал генетический материал;
  • подмена генетического материала родителями с целью предъявления многомиллионного иска к российской клинике или с иными целями (например, чтобы использовать генетический материал другого «близкого» человека);
  • медицинские показания к использованию донорского биоматериала (согласно действовавшему в тот период Приказу Минздрава России от 26 февраля 2003 г. № 67 «О применении вспомогательных репродуктивных технологий (ВРТ) в терапии женского и мужского бесплодия» использование донорских биоматериалов в сочетании с программой суррогатного материнства не возбранялось);
  • ошибка российской клиники репродукции, проводившей программу ЭКО в сочетании с программой донорства ооцитов и программой суррогатного материнства, аналогичная сотням подобных ошибок в мировой практике использования ВРТ (когда у родителей родятся дети с другим цветом кожи);
  • случайная или намеренная подмена ребенка в российском роддоме.

Даже если предположить, что это все-таки врачебная ошибка, допущенная российской клиникой репродукции (например, врачи перепутали пробирки с генетическим материалом), – она не имеет отношения к тому, что выдается за преднамеренную «торговлю детьми». Последнее – это покупка чужого, уже существующего ребенка, но никак не крайне длительная и весьма затратная программа суррогатного материнства с не гарантированным положительным исходом. При этом генетическое родство с родителями при реализации программы суррогатного материнства вовсе не является определяющим фактором – существуют определенные медицинские показания, требующие при ЭКО использования полностью донорского материала, главное при этом – отсутствие родства с суррогатной матерью.

Кстати, решение Европейского Суда однозначно устанавливает, что генетическое родство не является превалирующим для определения того, с кем именно должен остаться ребенок. В деле «Парадизо-Кампанелли против Италии» ребенка супругам не вернули по единственной причине – в приемной семье он провел больше времени, чем с четой Парадизо-Кампанелли, и привык к приемным родителям.

Обосновывая запрет суррогатного материнства, авторы законопроекта связывают высокую степень латентности преступлений против половой неприкосновенности детей с отсутствием гражданства РФ у детей, рожденных в результате применения суррогатного материнства на территории России.

Полагаю, что авторы поправок ошибочно полагают, что «закон Димы Яковлева», запрещающий усыновление российских детей гражданами других государств, «обходят с помощью процедуры суррогатного материнства, после которой государство теряет возможность получения любой информации о ребенке, которого вывозят за границу». Подчеркну: усыновляется уже существующий ребенок, не имеющий с усыновителями прямого генетического родства, а по программе суррогатного материнства рождается новый ребенок, имеющий прямую генетическую связь как минимум с одним из родителей.

Кроме того, в любой стране, включая РФ, существуют органы опеки и попечительства, которые в рамках ювенальной юстиции мгновенно изымают детей из семей, если есть подозрение, что с ребенком «что-то не так».

Помимо этого, авторы законопроекта предлагают совершенно фантастическую, на мой взгляд, новеллу – придать закону обратную силу и автоматически объявить российскими гражданами всех иностранных детей, когда-либо рожденных по программам суррогатного материнства на территории РФ. Замечу, что у детей есть родители, и гражданство может предоставляться только по их просьбе и с их согласия. При этом в соответствии с ч. 1 ст. 6 Закона о гражданстве Россия рассматривает иностранца, имеющего паспорт РФ, только как своего гражданина – со всеми вытекающими правами и обязанностями.

Как уверяют разработчики законопроекта, введение полного запрета для иностранных граждан и лиц без гражданства на суррогатное материнство «никоим образом не ущемит их право на получение медицинской помощи». Представьте себе ситуацию: иностранная пара приезжает в Россию лечиться от бесплодия, однако беременность так и не наступает. Российской паре в таком случае предложат воспользоваться помощью суррогатной матери, иностранцы же получат отказ. Какой вред государству может быть нанесен тем, что иностранная пара приедет в нашу страну, чтобы стать пациентами российской клиники репродукции и родителями собственного, генетически родного им ребенка, а не с целью «купить» или усыновить чужого!

То есть получается, что приехать в Россию, чтобы вылечить зубы, – можно, а чтобы пройти лечение от бесплодия, – нельзя. На мой взгляд, это является дискриминацией по признаку гражданства, когда определенные группы лиц поражаются в правах «по цвету паспорта».

Кроме того, в интервью Петр Толстой подчеркнул, что «ограничений на услуги суррогатных матерей для граждан России не будет». Возникает вопрос: не является ли шумиха вокруг «иностранцев», которые не такие уж частые гости в российских клиниках репродукции (максимум 15-20% от общего числа пациентов), – поводом ограничить россиян в реализации их естественного, неотъемлемого, неотчуждаемого права на продолжение рода и запретить доступ к ВРТ целой категории российских граждан, а именно: парам и мужчинам репродуктивного возраста, не состоящим в зарегистрированном браке, лишив их тем самым возможности стать родителями?

В обращении к полпреду президента в Конституционном Суде юрист указал, что озвученная в КС позиция о незаконности использования суррогатного материнства одиноким мужчиной противоречит духу и букве российского законодательства

В случае принятия законопроекта в представленной редакции пары, проживающие не в зарегистрированном браке, не смогут совместно реализовать программу суррогатного материнства: женщине придется начать программу самостоятельно, а мужчине впоследствии – усыновлять собственного ребенка.

Принципиально важным в обсуждаемом законопроекте, на мой взгляд, является также фактический запрет донорства гамет в сочетании с программой суррогатного материнства. Тем самым десятки тысяч россиян, которым в силу возраста или состояния здоровья требуется не только помощь суррогатной матери в вынашивании их ребенка, но и донорство ооцитов, могут быть лишены возможности стать родителями.

В заключение напомню, что о ряде задач в правовом регулировании ВРТ, в частности касающихся суррогатного материнства, которые на данном этапе могут быть решены путем внесения поправок в Семейный кодекс, а также законы об охране здоровья граждан и об актах гражданского состояния, я писал ранее.

Детям из пробирки закон не писан: как регулируют суррогатное материнство

Детям из пробирки закон не писан: как регулируют суррогатное материнство

Россия – одна из прогрессивных стран в вопросах суррогатного материнства, однако законодательного однозначного ответа на подобное явление нет и здесь. В Великобритании необходимый закон был принят в 1980 годах и с тех пор почти не изменялся. Но независимо от юрисдикции это явление объединяет одно – недостаточное правовое регулирование.

Законно, но туманно

Россия – одна из немногих стран, где суррогатное материнство разрешено, в том числе на коммерческой основе. Стоимость такой услуги для будущих родителей через агентства может сильно различаться в зависимости от пакета услуг. Московские клиники называют цену в 2,4 млн руб. (GMS ЭКО), 2,5 млн руб. («АльтраВита»). Переменных для ценообразования немало: медицинское сопровождение, процесс переноса эмбриона (по закону для него не может быть использована яйцеклетка суррогатной матери), вознаграждение для суррогатной мамы, другие траты, связанные с ведением беременности, роды (если выбирается платная клиника), а также юридическое сопровождение. На ресурсах указывается, что вознаграждение для сурмамы, как правило, составляет около 1 млн руб. Юридическая часть вопроса по важности сравнима со сложной репродуктивной технологией: суррогатная мать по российскому законодательству может оставить ребенка себе.

С родителями заключается договор, где описываются детали и условия. В конечном счете для законодателя имеет смысл только соглашение суррогатной матери, которое приносят родители ребенка в ЗАГС. Также должно быть нотариально заверенное согласие мужа, если он есть у суррогатной матери. Как правило, посредником в таких вопросах выступают медицинские центры и они же предоставляют юридическое сопровождение. Но тем не менее заставить суррогатную мать отдать ребенка нельзя.

В РФ нет специального закона, который бы регулировал суррогатное материнство, но отдельные положения о нем закреплены сразу в нескольких документах. В ФЗ № 323 «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» ст. 55 («Применение вспомогательных репродуктивных технологий») закреплены основные положения. Там же говорится, что «суррогатное материнство представляет собой вынашивание и рождение ребенка (в том числе преждевременные роды) по договору, заключаемому между суррогатной матерью (женщиной, вынашивающей плод после переноса донорского эмбриона) и потенциальными родителями, чьи половые клетки использовались для оплодотворения, либо одинокой женщиной, для которой вынашивание и рождение ребенка невозможно по медицинским показаниям». Медицинские показания, которые нужны для процедуры, перечислены в приказе Минздрава «О порядке использования вспомогательных репродуктивных технологий, противопоказаниях и ограничениях к их применению».

а) отсутствие матки (врожденное или приобретенное);

б) деформация полости или шейки матки при врожденных пороках развития или в результате заболеваний;

в) патология эндометрия (синехии, облитерация полости матки, атрофия эндометрия);

г) заболевания (состояния), включенные в Перечень противопоказаний;

д) неудачные повторные попытки ЭКО (три и более) при неоднократном получении эмбрионов хорошего качества, перенос которых не приводит к наступлению беременности;

е) привычное невынашивание беременности (три и более самопроизвольных выкидыша в анамнезе).

Еще один документ, в котором говорится об этой репродуктивной технологии, – Семейный кодекс (п. 4 ст. 51). В нём закреплено положение о том, что суррогатная мать может оставить ребенка себе: «Лица, состоящие в браке между собой и давшие свое согласие в письменной форме на имплантацию эмбриона другой женщине в целях его вынашивания, могут быть записаны родителями ребенка только с согласия женщины, родившей ребенка (суррогатной матери)». Похожие тезисы есть и в законе «Об актах гражданского состояния». Если суррогатная мать не отдает ребенка, то оспорить это можно в суде. В частности, такие споры рассматривал Верховный суд.

Следующие шаги

Российский законодатель пришел к тому, чтобы усовершенствовать уже существующие механизмы. Члены Совфеда в мае 2018 года внесли законопроект № 473140-7. В нем предлагается закрепить порядок для ЗАГС по регистрации таких детей. «Положения Семейного кодекса РФ и № 143-ФЗ предусматривают только один из нескольких случаев регистрации ребенка, родившегося в результате реализации применения репродуктивных методов, тем самым нарушаются права одиноких женщин и лиц, не состоящих в браке», – сообщается там. Пока законопроект не прошел даже первое чтение. Но и международный опыт показывает, что быстро прийти к безусловному регулированию не получится из-за тонкости вопроса. В Госдуму в начале 2017 года вносили законопроект №133590-7, в котором предлагалось запретить суррогатное материнство. «Для «передачи» ребенка от суррогатной мамы к «родителям-заказчикам» не требуется даже процедура усыновления, что еще больше выводит договор об оказании соответствующих услуг за пределы правового поля и может привести к нарушению прав детей, рожденных таким способом», – мотивировали авторы проекта свою инициативу. Поддержку инициатива не нашла, и проект провалился в первом чтении.

Позиционирование ребёнка не как личности, а как некоего объекта сделки, по существу – как неодушевлённого объекта, которому атрибутируются признаки товара и потребительские товарные свойства, стало основным аргументом в пользу полного запрета суррогатного материнства в Германии.

Из пояснительной записки проекта о запрете суррогатного материнства.

В Европе отношение к суррогатному материнству преимущественно настороженное. Например, оно полностью запрещено в Австрии, Германии, Норвегии, Швеции и Франции. Некоммерческая форма (когда сурмать не получает деньги за услугу) разрешается в Великобритании, Испании, Дании и некоторых других странах. А в Бельгии и Греции эта сфера отношений вообще не регулируется.

Великобритания была одной из первых стран, которые внесли это понятие в законодательство. Долгое время суррогатное материнство там было запрещено, но после его разрешили исключительно на некоммерческой основе. Летом этого года законодательная комиссия страны вновь обратилась к необходимости реформировать сферу, рассказывает The Guardian. Предлагается создать национальный реестр суррогатных матерей, чтобы при необходимости дети могли получить информацию о своем происхождении. Также комиссия советует создать специальный регулятор над организациями, которые участвуют в процессе. Предлагается отрегулировать законы для скорейшего процесса получения родительского приказа: сейчас на то, чтобы новые родители получили права, может уйти много месяцев.

Ссылка на основную публикацию