Какой порядок признания лица подозреваемым?

Защита подозреваемого

Содержание таких понятий, как «подозреваемый», «обвиняемый», «подсудимый», раскрываются в Уголовно-процессуальном кодексе РФ. В процессе расследования преступления подозреваемый в уголовном процессе может перейти в категорию обвиняемых, а если дело передается в суд — он приобретает статус подсудимого. Тот факт, что гражданин подозревается в совершении преступления, еще не означает, что ему будет предъявлено соответствующее обвинение. Ведь подозрения могут быть основаны на ошибочных или ложных сведениях, или просто не найти подтверждения в процессе дознания или проведения предварительного следствия. Именно поэтому защитник подозреваемому требуется с того самого момента, как ему официально объявили о том, что он подозревается в совершении преступления, или его задержали в связи с имеющимися подозрениями. Обвиняемым гражданин становится только с момента вынесения постановления о привлечении его в качестве обвиняемого по уголовному делу, или вынесения обвинительного акта дознавателем.

Основания для признания подозреваемым

Уголовно-процессуальным кодексом установлено несколько оснований, по которым гражданин признается подозреваемым в законном порядке

1. Предъявление гражданину официального уведомления о подозрении в совершении преступления (ст.223.1 УПК РФ).

Это возможно, когда в ходе дознания по уголовному делу выявлены данные, позволяющие подозревать его в том, что он является участником преступления. Уведомление вручается гражданину под роспись, при этом дознаватель обязан составить протокол об этом и разъяснить подозреваемому его права. С момента вручения этого документа, в срок не позднее 3-х суток, должен быть проведен допрос подозреваемого.

2. Возбуждение уголовного дела в отношении подозреваемого лица.

Для этого должны иметь место поводы, указанные в гл.20 УПК РФ:

1) сообщение о готовящемся (совершенном) преступлении,
2) заявление о совершенном преступлении,
3) явка с повинной,
4) постановление прокурора о возбуждении уголовного преследования.

Уголовное дело возбуждается в отношении человека только, если в заявлении или сообщении указываются безусловные признаки преступления и факты, указывающие на участие в нем именно этого гражданина.

3. Применение к подозреваемому гражданину меры пресечения свободы (ст.100 УПК РФ).

Любые законные меры пресечения могут быть избраны в отношении гражданина, который задержан как подозреваемый: заключение под стражу, подписка о невыезде, залог, домашний арест. Это допускается в тех случаях, когда он продолжает заниматься преступной деятельностью, скрывается от следствия или препятствует его проведению. Меры пресечения могут быть избраны следователем, дознавателем или судом. В любом случае должно быть вынесено соответствующее постановление (определение суда) и вручено подозреваемому лицу. Если производится розыск подозреваемого, то суд может вынести определение о заключении гражданина под стражу в его отсутствие.

Когда в отношении подозреваемого применены какие-либо меры пресечения, то в срок не позднее 10-ти суток ему должны предъявить обвинение. Если он был сначала задержан, а затем к нему была применена мера пресечения, то отсчет времени проводится от момента фактического ограничения свободы. При отсутствии такового действие меры пресечения должно быть прекращено.

4. Задержание гражданина в связи с подозрением в совершении преступных действий.

Основания задержания подозреваемого установлены статьей 91 УПК РФ. Если совершено преступление, за которое предусмотрено уголовное наказание, то гражданина имеют право задержать в следующих случаях:

1) его застигли непосредственно во время совершения преступления;
2) свидетели или потерпевшие указали его в качестве лица, совершившего преступление,
3) в случае обнаружения очевидных следов на теле или одежде подозреваемого (а также в его доме).

Подозреваемые в совершении преступления могут быть задержаны и при наличии других обстоятельств, например, при отсутствии документов, устанавливающих личность, при попытках скрыться с места преступления. Допрос задержанного должен быть произведен в течение 24-х часов от момента фактического задержания. Допрос несовершеннолетнего подозреваемого может проводиться только при участии защитника. Из всех случаев, дающих основание считать человека подозреваемым в совершении преступления, наиболее сложным выглядит задержание. Поскольку первые три ситуации требуют документального оформления, а задержание обычно проводится по «горячим следам». Для его совершения не требуется ни решения суда, ни санкции прокурора.

Порядок задержания подозреваемого

Задержание подозреваемого реально ограничивает конституционное право человека на свободу передвижения. В отечественном уголовном праве не используется выражение «арест подозреваемого», хотя в международной практике оно обозначает именно задержание лица в связи с подозрением в совершении правонарушения или на основании решения уполномоченных органов. Так что, по сути, эти выражения являются синонимами друг другу.

Задержание гражданина по подозрению в совершении преступлении фактически ограничивает многие права человека, в том числе: на получение информации и помощи, а иногда и права на личную неприкосновенность. Именно в этот момент чаще всего нарушаются права граждан и происходят наиболее грубые нарушения закона со стороны сотрудников властных структур. По закону сроки задержания подозреваемого не могут превышать 48 часов. Время отсчитывается от момента задержания.

Порядок задержания подозреваемого изложен в статье 92 УПК. В ней указано, что в течение 3-х часов после того, как гражданина доставят в органы дознания, в обязательном порядке оформляется протокол задержания подозреваемого. Ему должны разъяснить, какие права имеет подозреваемый, и сделать соответствующую запись в протоколе. В течение 12-ти часов с момента задержания, следователь (дознаватель) должен письменно сообщить об этом прокурору и уведомить близких родственников задержанного.

Проблема заключается в том, что порядок регламентирует действия в отношении подозреваемого лица в органах дознания. Но прежде, чем попасть туда, гражданин фактически задерживается сотрудниками полиции и содержится в изоляторе временного содержания. Законом не оговорен срок, в течение которого его обязаны доставить к следователю или дознавателю. Это осложняет обеспечение прав подозреваемого на защиту. Если в течение 48 часов в отношении гражданина не будет возбуждено уголовное дело или не будет избрана мера пресечения, задержанный должен быть отпущен на свободу.

Права подозреваемых и обвиняемых

Права подозреваемых и обвиняемых в совершении преступления регламентируются статьями 46, 47 Уголовно-процессуального кодекса.

Подозреваемый имеет право:

  1. Знать о том, в чем его подозревают. Для этого он может получить копии соответствующих документов: протокола задержания, постановления о возбуждении уголовного дела или о применении к нему меры пресечения.
  2. Приводить объяснения по поводу имеющихся подозрений на родном языке, в том числе при помощи бесплатного переводчика. Его должны предупредить, что протокол допроса подозреваемого может быть использован в суде как доказательство, даже в случае последующего отказа от показаний. Однако если показания подозреваемого были даны в отсутствии защитника, то они не будут приняты судом в качестве доказательства при отказе от них.
  3. Отказаться давать какие-либо показания или объяснения.
  4. Предъявлять доказательства, заявлять отводы другим участникам процесса, подавать ходатайства.
  5. Обращаться с жалобами на действия следователя или дознавателя, суда, прокурора.
  6. Принимать участие в следственных действиях, читать и вносить замечания в описывающие их протоколы.
  7. Защищаться с помощью адвоката (защитника). Для этого ему должна быть обеспечена возможность привлечь адвоката, предоставлено свидание наедине с защитником.

Лицо, подозреваемое в совершении преступления, переходит в категорию обвиняемых, когда в отношении него вынесен обвинительный акт или соответствующее постановление. Это не лишает его права защищаться.

Обвиняемый имеет право:

  1. Знать о том, в чем его обвиняют. Получить копии обвинительных документов (акта, постановления).
  2. Вносить возражения относительно предъявленных обвинений, представлять доказательства своей невиновности.
  3. Предоставлять любые объяснения (показания) на любом языке, которым он владеет или с помощью бесплатного переводчика.
  4. Заявлять ходатайства, отводы, ставить вопросы экспертам.
  5. Изучать материалы дела и все другие документы (протоколы, заключения, постановления), подавать замечания к ним.
  6. Копировать материалы дела, в том числе с помощью техники, делать выписки.
  7. Участвовать в судебных разбирательствах судов всех инстанций, подавать жалобы, обжаловать определения и постановления суда, а также приговор.
  8. Привлекать к защите адвоката или пользоваться помощью назначенного защитника.

Обвиняемый может осуществлять все законные действия по своей защите, независимо от наличия либо отсутствия адвоката или своего представителя. Таким образом, права обвиняемого, подозреваемого достаточны для того, чтобы защитить себя от подозрений и обвинений. Однако, чтобы сделать это эффективно, нужно знать их, а также иметь реальную возможность для их использования.

До недавнего времени права подозреваемого разъяснялись гражданам только при составлении протокола задержания. А между фактическим захватом (поимкой) и его процессуальным оформлением проходит иногда существенный промежуток времени. В новом законе о полиции (2011 г) предусмотрена обязанность полицейских сообщать задержанному о его правах непосредственно после задержания. Но поскольку это никак не документируется, то и проверить исполнение закона невозможно.

При задержании и применении мер пресечения, ограничивающих свободу, возможности для самозащиты практически отсутствуют. Фактически, единственное реальное право подозреваемого – это право на защиту с помощью адвоката.

Право подозреваемого на защиту

Право подозреваемого на защиту закреплено в Конституции и нескольких федеральных законах.

  1. Конституция РФ (ст.48) определяет, что лицо, подозреваемое (обвиняемое) в совершении преступления, в том числе задержанное или заключенное под стражу, имеет право на помощь адвоката с момента фактического ограничения свободы или предъявления обвинения.
  2. Уголовно-процессуальный кодекс (ст.16) обязывает государственные органы обеспечить право обвиняемого, подозреваемого на защиту. В том числе разъяснить ему возможность получить бесплатную юридическую помощь. Статьями 46,47 УПК установлено, что защита подозреваемого может осуществляться с момента предъявления обвинения, с момента фактического задержания или применения меры пресечения, а также возбуждения уголовного дела или вручения уведомления о том, что он подозревается в совершении преступления.
  3. Закон о полиции (ст.5, 14), действующий с 2011, года также предписывает работникам полиции при задержании подозреваемого, обвиняемого разъяснить им их права, в том числе:

1) право на юридическую помощь с момента задержания;
2) право на молчание, на бесплатные услуги переводчика при незнании языка;
3) на уведомление о своем задержании родственников или близких лиц: разрешается телефонный звонок в течение первых 3-х часов задержания;
4) в случае, когда задержан несовершеннолетний подозреваемый, полиция обязана незамедлительно уведомить его родителей или других законных представителей (п.8 ст.14).

В Постановлении Конституционного суда (№ 11-П, от 27.06.2002) уточняется, что право на квалифицированную помощь адвоката гарантируется всем, независимо от процессуального статуса (подозреваемый, обвиняемый) во всех случаях, когда в отношении лица предприняты действия, ограничивающие его свободу: задержание, принудительный привод и доставка, содержание во временном изоляторе и органах дознания или следствия.

Права адвоката – защитника подозреваемого

Согласно действующим положениям УПК РФ, к защите подозреваемого, обвиняемого допускается адвокат. Это профессиональный юрист, имеющий соответствующий статус и опыт работы, зарегистрированный в одном из законных адвокатских образований. Адвокат подозреваемого оказывает юридическую помощь при расследовании уголовного дела, осуществляет защиту прав и интересов подзащитного лица. Он может быть привлечен к делу по приглашению самого подозреваемого (обвиняемого), его родственников, законных представителей.

Защитник подозреваемого имеет право:

1) присутствовать при объявлении обвинительного заключения,
2) участвовать в допросах, следственных экспериментах с участием подзащитного;
3) иметь свидания, неограниченные по количеству и времени; причем свидание до первого допроса не может быть меньше 2 часов;
4) заниматься сбором доказательств в защиту своего клиента и предъявлять их;
5) использовать любые другие, не запрещенные законом способы защиты.

Особенности защиты подозреваемого лица часто связаны с тем, что человек не находится на свободе. Например, он содержится в правоохранительных или следственных органах. Распространенное мнение о том, что находящийся под стражей гражданин, не может сам подписать договор с адвокатом, является заблуждением. Никаких формальных препятствий к этому не существует. Если ходатайство подозреваемого о приглашении адвоката было удовлетворено, но защитник не появился в течение 5 суток с даты его подачи, то следователь (суд) имеют право предложить ему заменить приглашенного, а при отказе — назначить защитника по своему усмотрению.

Защитник приобретает право на участие в деле с момента (ст.49 УПК):

1) вынесения постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого;
2) вручения подозреваемому лицу уведомления о том, что он подозревается в совершении преступления;
3) возбуждения в отношении подзащитного уголовного дела;
4) применения к подозреваемому лицу любой меры пресечения;
5) фактического задержания подозреваемого лица;
6) объявления постановления о назначении судебно-психиатрической экспертизы.

Особенности осуществления адвокатом защиты подозреваемого, находящегося в розыске, состоят в том, что нередко сам защитник попадает в поле зрения полиции. С одной стороны, он – процессуально самостоятельное лицо, которое выполняет работу независимо от факта отсутствия защищаемого клиента. С другой стороны, принимаемые к розыску подозреваемого меры: наблюдение, прослушивание телефонных разговоров — могут осложнить исполнение его профессиональных обязанностей.

Существуют некоторые обстоятельства, при наличии которых адвокат не может принимать участие в уголовном деле как защитник (ст.72 УПК РФ):

1) если раньше он принимал участие в рассматриваемом деле в другом статусе: свидетеля, понятого, переводчика, следователя и т.д.;
2) если раньше он оказывал услуги адвоката лицам, интересы которых противоречат интересам его подзащитного;
3) если он является близким родственником лиц, перечисленных в первых двух пунктах.

Эффективная защита подозреваемого может быть обеспечена только при участии в деле профессионального защитника – адвоката. Действующий Уголовно-процессуальный кодекс постоянно изменяется и дополняется, а судебная практика по уголовным делам отличается разнообразием.

Подозреваемый, его процессуальное положение

Ника­кие другие обстоятельства не могут служить основанием для признания лица подозреваемым.

Для признания лица подозреваемым необходимо:

  1. наличие доказательств, дающих основание подозревать лицо в совершении преступления;
  2. наличие основа­ний и условий, предусмотренных законом для применения задержания (ст. 91 УПК), либо для применения меры пресечения, либо для возбуждения уголов­ного дела в отношении конкретного лица.

Процессуальным актом призна­ния лица подозреваемым в завис. от оснований принятия этого реше­ния является:

    • протокол задержания,
    • постановление об избрании меры пресе­чения до предъявления обвинения в соответствии со ст. 100 УПК
    • поста­новление о возбуждении уголовного дела в отношении данного лица.

Особенности:

  1. Появление подозреваемого характерно только для стадии предвари­тельного расследования.
  2. Он является необязательным участником уголов­ного судопроизводства. Если заключение под стражу до предъявления об­винения или задержание не применялись, или уголовное дело возбуждено не в отношении лица, а по факту совершения преступления, подозреваемый в процессе вообще не появляется.

В положении подозреваемого лицо может находиться:

  1. при задержании не свыше 48 часов с момента задержания (ч. 2, 3 ст. 94 УПК), а в случае отложения судом принятия решения о заключении его под стражу на срок не более чем 72 часа с целью представления дополнительных доказательств обоснованности задержания – не свыше 120 часов (п. 3 ч. 6 ст. 108 УПК);
  2. при применении к нему меры пресечения до предъявления обвинения – не более 10 суток с момента применения меры пресечения, а если подозреваемый был задержан, а затем заключен под стражу – соответственно не более 10 суток с момента задержания (ст. 100 УПК).

По истечении указанных сроков лицо перестает быть подозреваемым:

  • либо освобождается из-под стражи,
  • либо мера пресе­чения отменяется.

В случае возбуждения уголовного дела в отношении конк­ретного лица оно является подозреваемым до того момента, когда в отноше­нии него будет вынесено постановление о привлечении в качестве обвиняемо­го либо обвинительный акт, или уголовное дело (уголовное преследование) будет прекращено.

Положение подозреваемого в уголовном процессе обусловлено выпол­няемой им функцией защиты. Для обеспечения возможности ее реализации он наделяется процессуальными правами и на него возлагаются соответ­ствующие обязанности.

Права:

  • знать, в чем он подозревается
  • получить копию постановления о возбуждении про­тив него уголовного дела, либо копию протокола задержания, либо копию постановления о применении к нему меры пресечения. В случае задержания подозревае­мого следователь, дознаватель не позднее 12 часов с момента задержания обязан уведомить об этом близких родственников или родственников подо­зреваемого либо предоставить такую возможность самому подозреваемо­му (ч. 3 ст. 46, ст. 96 УПК).

Право подозреваемого своевременно узнать, в чем он подозревается, обеспечивается закрепленным в ч. 2 ст. 46 УПК требованием о его обяза­тельном допросе не позднее 24 часов с момента вынесения постановления о возбуждении уголовного дела, за исключением случаев, когда место на­хождения подозреваемого не установлено, или в тот же срок – с момента фактического его задержания.

  • давать объяснения и показания по поводу имеющегося в отношении него подозрения либо отказаться от дачи объяс­нений и показаний. Это право является для него одним из способов защиты своих интересов. При этом подозреваемый не несет ответственности за от­каз от дачи показаний или за дачу заведомо ложных показаний. Подозре­ваемый вправе давать показания и объяснения на родном языке или языке, которым он владеет. В случае, если он не владеет языком судопроизвод­ства, он может бесплатно пользоваться помощью переводчика.
  • С момента возбуждения уголовного дела либо с момента фактического задержания подозреваемый вправе пользоваться помощью защитника и иметь с ним свидание наедине и конфиденциально до своего первого допроса (п. 3 ч. 4 ст. 46 УПК). Значимость обеспечения права подозреваемого на защиту в новом уголовно-процессуальном законе возросла, поскольку, например, показания, данные им в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, и не подтвержденные впоследствии в суде, утрачивают свою доказательственную силу и становятся недопустимыми (п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК). Поэтому при расследовании уголовного дела прокурор, следователь, доз­наватель должны придавать особое значение соблюдению данного права.
  • представлять доказательства;
  • заявлять хо­датайства и отводы;
  • знакомиться с протоколами следственных действий, произведенных с его участием, и подавать на них замечания;
  • участвовать с разрешения следователя или дознавателя в следственных действиях, про­изводимых по его ходатайству, ходатайству его защитника либо законно­го представителя;
  • приносить жалобы на действия (бездействие) и решения суда, прокурора, следователя и дознавателя; защищаться иными средства­ми и способами, не запрещенными УПК (ч. 4 ст. 46 УПК).

Обязанности:

  • своевременно являться по вызовам дознавате­ля, следователя или прокурора, в противном случае он может быть подвер­гнут приводу (ст. 113 УПК);
  • сообщать о перемене места жительства; не уклоняться от следствия, дознания;
  • не препятствовать расследованию дела путем подговора свидетелей, потерпевших и других подобных мер;
  • не пре­пятствовать освидетельствованию, отобранию образцов для сравнитель­ного исследования, осуществляемым по постановлению следователя, доз­навателя.

Обязанность разъяснения подозреваемому его прав и обязанностей возла­гается на следователя, дознавателя или прокурора, расследующего уголов­ное дело или осуществляющего задержание подозреваемого (ч. 1 ст. 11 УПК).

С какого момента лицо считается подозреваемым

Согласно п. 3 ч. 1 ст. 46 УПК РФ лицо, к которому применена мера пресечения до предъявления обвинения в соответствии со ст. 100 УПК РФ, является подозреваемым. Реализация меры пресечения начинается с фактического ограничения свободы лица, к которому она применяется (возложения на него определенного рода обязанностей). Исходя из редакции подп. «б» п. 3 ч. 3 ст. 49 УПК РФ применение меры пресечения заключения под стражу начинается с фактического задержания лица. Указанные положения позволяют сделать вывод, что все «лица, подозреваемые в совершении преступления», фактически задержанные в связи с применением к ним в соответствии со ст. 100 УПК РФ меры пресечения в виде заключения под стражу, одновременно с началом фактического задержания становятся подозреваемыми. Иначе говоря, фактически задерживаемое (во исполнение постановления об избрании меры пресечения) в рассматриваемом порядке лицо является подозреваемым. До задержания оно этим статусом не обладало. Но фактическое задержание в случае применения заключения под стражу, уже осуществляется в отношении подозреваемого.

Данное обстоятельство позволяет сделать еще более обобщенный вывод: «лицо, подозреваемое в совершении преступления» (а таковым является и то, в отношении кого постановление об избрании меры пресечения уже вынесено, но еще не применено), это более широкое понятие, чем понятие «подозреваемый», и, соответственно, замена этого термина понятием «подозреваемый», как это делается в части работ, думается, недопустима. Любой подозреваемый одновременно является лицом, подозреваемым в совершении преступления. Но могут ли быть лица, подозреваемые в совершении преступления, не являющиеся подозреваемыми? Конституционный Суд РФ считает это возможным.

По мнению Конституционного Суда РФ, поскольку конституционное право на помощь адвоката (защитника) не может быть ограничено федеральным законом, то применительно к его обеспечению понятия «обвиняемый», а в нашем случае, думается, и «подозреваемый», должны толковаться в их конституционно-правовом, а не в придаваемом им УПК РФ более узком смысле. В целях реализации названного конституционного права Конституционный Суд РФ предлагает учитывать не только формальное процессуальное, но и фактическое положение лица, в отношении которого осуществляется публичное уголовное преследование.

При этом факт уголовного преследования и, следовательно, направленная против конкретного лица обвинительная деятельность могут подтверждаться проведением в отношении его следственных действий (обыска, опознания, допроса и др.) и иными мерами, предпринимаемыми в целях его изобличения или свидетельствующими о наличии подозрений против него (в частности, разъяснением в соответствии с ч. 1 ст. 51 Конституции РФ права не давать показаний против себя самого). Поскольку такие действия направлены на выявление уличающих лицо, в отношении которого ведется уголовное преследование, фактов и обстоятельств, ему должна быть безотлагательно предоставлена возможность обратиться за помощью к адвокату (защитнику). Иначе говоря, требование, к примеру, ч. 1 ст. 16 УПК РФ, согласно которому «подозреваемому и обвиняемому обеспечивается право на защиту», и аналогичное положение, закрепленное в ч. 1 ст. 49 УПК РФ, подлежат расширительному толкованию. Право на защиту и защитник имеются не только у подозреваемого и обвиняемого. И как следствие тому — лицо, подозреваемое в совершении преступления, может не быть ни подозреваемым, ни обвиняемым.

Предполагается, что таковыми являются любые лица, в отношении которых предприняты уголовно-процессуальные меры, реально ограничивающие их свободу и (или) личную неприкосновенность, в том числе до того, как они приобретут статус подозреваемого (обвиняемого) с позиции уголовно-процессуального закона. Лицо может являться названным субъектом уголовного процесса с момента начала осуществления в отношении его от имени государства уголовного преследования, в каких бы формах таковое не было реализовано. Или, иначе, во всех случаях, когда его права и (или) свободы существенно затрагиваются или могут быть существенно затронуты действиями и (или) мерами, связанными с уголовным преследованием.

С уважением, адвокат Анатолий Антонов, управляющий партнер адвокатского бюро «Антонов и партнеры.

Остались вопросы к адвокату?

Задайте их прямо сейчас здесь, или позвоните нам по телефонам в Москве +7 (499) 288-34-32 или в Самаре +7 (846) 212-99-71 (круглосуточно), или приходите к нам в офис на консультацию (по предварительной записи)!

«Заподозренный» и его защита

Признавая в основном неоднозначность толкования правоприменителями статуса такого лица, эксперты сошлись во мнении, что его защита не может быть поставлена в зависимость от правомерности наделения его таким статусом.

Адвокат коллегии адвокатов «Лапинский и партнеры» Константин Кузьминых в опубликованной на сайте «АГ» статье «Независимый статус» поднял вопрос неопределенности окончания процессуального статуса подозреваемого у лица, в отношении которого уголовное дело не возбуждалось и не расследуется. Кроме того, он уделил внимание и возможным сложностям участия адвоката в качестве защитника такого лица.

Суть проблемы такова: следователь по уголовному делу, возбужденному по факту совершения преступления, может задержать в порядке ст. 91 УПК РФ лицо, придав ему в соответствии с ч. 1 ст. 46 УПК РФ процессуальный статус подозреваемого, налагающий большое количество ограничений и одновременно наделяющий широким кругом возможностей в контексте защиты своих прав. Однако в дальнейшем подозреваемый может быть освобожден из изолятора временного содержания, в отношении него может быть избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении, но, вопреки требованиям ч. 1 ст. 100 УПК РФ, обвинение ему в течение 10 суток с момента избрания меры пресечения может быть не предъявлено.

На сайте «АГ» состоялось обсуждение, в ходе которого адвокаты пытались ответить на вопросы о том, каким именно процессуальным статусом обладает указанное лицо и каким образом адвокату осуществлять защиту в его отношении.

О предельности срока наделения лица статусом подозреваемого
«Часть 1. ст. 46 УПК РФ предполагает для лиц, в отношении которых уголовное дело не возбуждено и не расследуется, возможность приобрести процессуальный статус подозреваемого только при задержании в порядке ст. 91–92 УПК РФ или в случае применения к ним меры пресечения в соответствии со ст. 100 УПК РФ – т.е. не более чем на 48 часов или на 10 суток соответственно», – напомнил Константин Кузьминых.

Он также указал на Постановление КС РФ № 11-П от 27 июня 2000 г., где дано разъяснение, посвященное фактическому и процедурному статусам подозреваемого по уголовному делу: до оформления протокола задержания лицо, если в отношении него фактически применены меры процессуального принуждения, уже обладает правом на защиту. Но об окончании процессуального статуса подозреваемого КС РФ разъяснений не дал, пояснив лишь, что отсутствие в УПК РФ предельного срока наделения лица статусом подозреваемого само по себе не нарушает его конституционных прав.

«Однако возникновение у лица таких прав полезно при задержании или в начале применения к нему иных принудительных мер, но сохранение этих прав, а значит, и их источника – процессуального статуса подозреваемого, в последующем несет мало позитивного, так как наряду с правами возникает вероятность применения к подозреваемому ограничений», – заметил адвокат. Причем, рассказал он, несмотря на разъяснения КС РФ о том, что меры принуждения к лицу, в отношении которого уголовное дело не возбуждалось, применяться не должны, следователи такие ограничения иной раз применяют, считая, что для задержанного в порядке ст. 91–92 УПК РФ лица, в отношении которого уголовное дело не возбуждалось, процессуальный статус подозреваемого в последующем сохраняется.

Между тем Константин Кузьминых уверен, что в описанных ситуациях по истечении 48-часового и 10-суточного сроков лицо утрачивает процессуальный статус подозреваемого во всех отношениях. «Истечение этих сроков означает прекращение уголовного преследования такого лица по умолчанию», – подчеркнул он.

«При истечении предусмотренного ч. 1 ст. 100 УПК РФ срока для предъявления обвинения лицо, в отношении которого ранее избиралась мера пресечения, как бы прекращает свой статус подозреваемого, поскольку уже не отвечает этому статусу с учетом положений ч. 1 ст. 46 УПК РФ, – согласился старший партнер АБ «ЗКС» Андрей Гривцов. – [Но]… мне ни разу не доводилось сталкиваться с тем, что в отношении данного лица (в том случае, когда обвинение в течение 10 суток предъявлено не было) выносилось постановление о прекращении уголовного преследования и уж тем более разъяснялось право на реабилитацию».

Он также указал, что некоторые следователи считают, что уголовное преследование в таком случае не прекращалось или что статус подозреваемого отпал как бы сам собой, и допрашивают лицо в статусе свидетеля – а это влечет за собой нарушение прав и законных интересов доверителя. «Правильный алгоритм действий следователя в ситуации, когда он по каким-то причинам не предъявил подозреваемому обвинение в течение 10 суток с момента избрания меры пресечения, должен, по моему мнению, заключаться в отмене по истечении 10 суток постановления об избрании меры пресечения, вынесении постановления о прекращении уголовного преследования», – подчеркнул адвокат.

Председатель МКА «Паритет» Ерлан Назаров не согласился с тем, что вопрос четко не урегулирован в законодательстве. По его мнению, предельный срок предусмотрен в ч. 1 ст. 46 УПК РФ: это время задержания или срок, отпущенный законом на предъявление обвинения, по истечении которых лицо вновь становится обладателем свидетельского статуса. Однако он выразил солидарность с Андреем Гривцовым в том, что подозрения с лица могут быть полностью сняты только процессуальным решением следователя. «Итоговый документ, который снимает полностью имевшиеся подозрения с гражданина, – это процессуальное решение либо о прекращении уголовного дела полностью, либо о прекращении уголовного преследования в отношении данного конкретного лица в рамках дела, по которому привлечены к ответственности иные фигуранты», – пояснил он.

Адвокат АП г. Москвы Сергей Поляков также уверенно заявил, что правовой неопределенности в поднятом вопросе нет. По его мнению, неверно ставить факт уголовного преследования в зависимость от срока задержания или применения меры пресечения, потому что само окончание срока не является основанием для прекращения уголовного преследования. «Полагаю, что лицо, ранее наделенное статусом подозреваемого, остается таковым до момента вынесения постановления о привлечении в качестве обвиняемого (составления обвинительного акта) либо до вынесения постановления о прекращении уголовного преследования», – пояснил он.

Участие адвоката в качестве защитника лица, незаконно наделенного статусом подозреваемого
Константин Кузьминых допускает, что адвокат, добросовестно осуществляя защиту, на самом деле может ухудшать положение защищаемого лица, своим участием подтверждая якобы законность продолжения уголовного преследования. Он напомнил о постановлении КС РФ, согласно которому адвокат в качестве защитника на основании ст. 49 УПК РФ уместен с момента фактического задержания и применения иных мер, ограничивающих его права как заподозренного в преступлении. При этом он задался вопросами: когда такое участие заканчивается и перестает быть уместным? Обязан ли адвокат являться для защиты подозреваемого в следственный орган месяцами или годами, т.е. пока уголовное дело расследуется?

Ерлан Назаров считает, что защита доверителя в таких случаях должна строиться, исходя из понимания двух возможных мотивов следователей, применяющих подобные меры: 1) желания хотя бы формально обеспечить интересы лица, которого можно охарактеризовать непроцессуальным термином «заподозренный», а соответственно, и самого расследующего уголовное дело органа во избежание претензий и упреков стороны защиты и возможных последствий в виде признания судом недопустимыми доказательствами протоколов следственных действий, выполненных с участием этого лица, если бы он находился в статусе свидетеля; 2) стремления получить требуемые следствию признательные показания или сведения, уличающие других фигурантов.

Адвокат Центральной коллегии адвокатов г. Владимира Максим Никонов считает, что когда следственные действия оказываются направленными против лица, формально утратившего ранее статус подозреваемого, оно вправе претендовать на получение помощи адвоката, в том числе в порядке ст. 51 УПК РФ. Если же человек, например, допрашивается по обстоятельствам, касающимся третьих лиц, и такие показания не могут повлиять в дальнейшем на его процессуальную судьбу, он является свидетелем по делу и вправе пригласить адвоката по соглашению, но не вправе рассчитывать на помощь адвоката по назначению.

Между тем Сергей Поляков уверен, что допрос лица, у которого истек срок задержания или 10 дней с момента избрания меры пресечения в качестве свидетеля, недопустим. «Защитник, осуществляющий защиту такого подозреваемого, должен принять меры к недопущению нарушения прав доверителя, – отметил он. – При необходимости нужно обжаловать действия следователя в установленном порядке».

Андрей Гривцов отметил, что адвокат, защищая права и законные интересы своего доверителя, по общему правилу должен подвигнуть правовыми способами следователя к тому, чтобы тот вынес постановление о прекращении уголовного преследования. «Инструментарий для такого “подвижничества” всем адвокатам известен: ходатайства, жалобы в порядке ст. 124–125 УПК РФ», – отметил он. Однако адвокат оговорился, что с большой долей вероятности на практике результатом таких действий может стать лишь скорое предъявление подзащитному обвинения, т.е. ухудшение для него правовой ситуации по делу, поэтому «любой шаг с обжалованием действий и решений следователя, заявлением о процессуальных нарушениях должен быть тщательно выверен, взвешен и спланирован».

Ерлан Назаров назвал рассуждения Константина Кузьминых в части защиты обозначенного лица спорными, подчеркнув, что как бы ни относился адвокат к действиям и решениям следователя, он должен помнить о своих обязанностях и ответственности по отношению к доверителю. «Защита доверителя не может быть поставлена в зависимость от того, правомерно или нет, по мнению адвоката, доверитель наделен статусом подозреваемого, – отметил председатель МКА «Паритет». – Согласно ч. 2 ст. 13 КПЭА адвокат, принявший в порядке назначения или по соглашению поручение на осуществление защиты по уголовному делу, не вправе отказаться от защиты, кроме случаев, указанных в законе, и должен выполнять обязанности защитника, – яснее некуда». По его мнению, чертой, которая подводится под взаимоотношениями между адвокатом и доверителем, если соглашением не предусмотрено иное, является постановление следователя о прекращении уголовного преследования.

С ним согласен и Андрей Гривцов, однозначно заявивший, что адвокат не может отказаться от защиты лица «по одному лишь основанию разного со следователем толкования УПК РФ, наличия правовой неопределенности».

Максим Никонов, выразив солидарное мнение, пояснил, что право на юридическую помощь, а следовательно, и его реализация через заключение соглашения с адвокатом, возникает по сущностным, а не по формальным основаниям. «Соглашение, заключенное с адвокатом на всю стадию судопроизводства, например предварительное следствие, не может считаться исполненным до тех пор, пока доверитель находится “под ударом”, – считает адвокат, – иное означало бы отказ от защиты». Аналогичный подход, по его мнению, распространяется и на работу адвоката по назначению.

Возможные решения проблемы
Константин Кузьминых напомнил, что в ст. 52 УПК РСФСР процессуальный статус подозреваемого был предусмотрен только для задержанных по подозрению в совершении преступления и для лиц, в отношении которых применена мера пресечения до предъявления обвинения. То есть длительного и тем более неопределенно долгого сохранения статуса подозреваемого УПК РСФСР не предполагал, а следовательно, не предполагал и неопределенно длительного уголовного преследования лица, в отношении которого достаточных данных о его причастности к преступлению не имеется.

Адвокат также рассказал, как обсуждаемый вопрос рекомендовал разрешить Модельный УПК для государств – участников СНГ. «Часть 5 ст. 96 Кодекса рекомендовала указать, что лицо перестает пребывать в положении подозреваемого с момента освобождения из-под стражи либо с момента отмены избранной в отношении него меры пресечения», – пояснил он.

Андрей Гривцов считает, что способом преодоления существующей правовой неопределенности может быть внесение изменений в положения ст. 46, 100 УПК РФ, в которых было бы оговорено, что в случае непредъявления обвинения в течение 10 суток с момента избрания меры пресечения уголовное преследование в отношении подозреваемого подлежит прекращению по основаниям п. 1–2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ.

Статья 46 УПК РФ. Подозреваемый (действующая редакция)

4) либо которое уведомлено о подозрении в совершении преступления в порядке, установленном статьей 223.1 настоящего Кодекса.

2. Подозреваемый, задержанный в порядке, установленном статьей 91 настоящего Кодекса, должен быть допрошен не позднее 24 часов с момента его фактического задержания.

3. В случае, предусмотренном пунктом 2 части первой настоящей статьи, подозреваемому предоставляется право на один телефонный разговор на русском языке в присутствии дознавателя, следователя в целях уведомления близких родственников, родственников или близких лиц о своем задержании и месте нахождения, а дознаватель, следователь должен исполнить обязанности по уведомлению о задержании в соответствии со статьей 96 настоящего Кодекса.

4. Подозреваемый вправе:

1) знать, в чем он подозревается, и получить копию постановления о возбуждении уголовного дела, либо копию протокола задержания, либо копию постановления о применении к нему меры пресечения;

2) давать объяснения и показания по поводу имеющегося в отношении его подозрения либо отказаться от дачи объяснений и показаний. При согласии подозреваемого дать показания он должен быть предупрежден о том, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе и при его последующем отказе от этих показаний, за исключением случая, предусмотренного пунктом 1 части второй статьи 75 настоящего Кодекса;

3) пользоваться помощью защитника с момента, предусмотренного пунктами 2 – 3.1 части третьей статьи 49 настоящего Кодекса, и иметь свидание с ним наедине и конфиденциально до первого допроса подозреваемого;

3.1) с момента избрания меры пресечения в виде заключения под стражу или домашнего ареста иметь свидания без ограничения их числа и продолжительности с нотариусом в целях удостоверения доверенности на право представления интересов подозреваемого в сфере предпринимательской деятельности. При этом запрещается совершение нотариальных действий в отношении имущества, денежных средств и иных ценностей, на которые может быть наложен арест в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом;

4) представлять доказательства;

5) заявлять ходатайства и отводы;

6) давать показания и объяснения на родном языке или языке, которым он владеет;

7) пользоваться помощью переводчика бесплатно;

8) знакомиться с протоколами следственных действий, произведенных с его участием, и подавать на них замечания;

9) участвовать с разрешения следователя или дознавателя в следственных действиях, производимых по его ходатайству, ходатайству его защитника либо законного представителя;

10) приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, начальника подразделения дознания, начальника органа дознания, органа дознания, следователя, прокурора и суда;

11) защищаться иными средствами и способами, не запрещенными настоящим Кодексом.

Комментарий к ст. 46 УПК РФ

1. УПК РФ существенно расширил основания для признания лица подозреваемым. Это не только лицо, задержанное по подозрению в совершении преступления или к которому применена мера пресечения до предъявления обвинения в соответствии со ст. 97, но и лицо, в отношении которого возбуждено уголовное дело. О возбуждении дела в отношении конкретного лица в УПК прямо сказано в ч. 1 ст. 318, посвященной возбуждению уголовного дела частного обвинения, а также в ст. 448, регулирующей производство в отношении отдельных категорий лиц. Однако и по другим делам в постановлении о возбуждении дела в числе оснований для принятия этого решения могут быть указаны данные о лице, подозреваемом в совершении преступления. Учитывая, что с момента возбуждения дела в отношении конкретного лица оно приобретает почти весь комплекс прав подозреваемого, в том числе право на защиту, представляется, что орган дознания, дознаватель, следователь и прокурор при наличии в первичных материалах о совершении преступления (сообщение, материалы проверки) определенных данных о лице, его совершившем, обязаны указать это лицо в постановлении о возбуждении дела. Если же на момент возбуждения дела данные о таком лице в первичных или проверочных материалах отсутствуют (возбуждение дела по факту), но затем в ходе предварительного следствия появляются, то лицо, фактически заподозренное в совершении преступления, не считается подозреваемым вплоть до его задержания или применения к нему до предъявления обвинения меры пресечения. Однако при производстве дознания положение иное: если в ходе дознания были получены достаточные данные, дающие основание подозревать лицо в совершении преступления, дознаватель составляет письменное уведомление о подозрении в совершении преступления, копию которого вручает подозреваемому, и разъясняет ему права подозреваемого (ч. 1 ст. 223.1).

2. По смыслу п. 11 ст. 5 и п. 3 ч. 3 ст. 49 УПК подозреваемый появляется в уголовном процессе не с момента составления протокола о задержании (на что в ч. 1 ст. 92 дается трехчасовой срок с момента доставления задержанного в орган дознания, к следователю или прокурору), а с момента фактического задержания, которое может произойти и до возбуждения уголовного дела. Фактическим задержанием согласно п. 15 ст. 5 УПК считается момент фактического лишения свободы передвижения лица, подозреваемого в совершении преступления.

3. Следует иметь в виду, что в ст. 46 УПК понятие подозреваемого дано в узком, формально-юридическом, смысле слова. Как указал Конституционный Суд РФ, факт уголовного преследования и, следовательно, направленная против конкретного лица обвинительная деятельность могут подтверждаться не только актом о возбуждении в отношении данного лица уголовного дела, но также и проведением в отношении его следственных действий (обыска, опознания, допроса и др.), иными мерами, предпринимаемыми в целях его изобличения или свидетельствующими о наличии подозрений против него (в частности, разъяснением в соответствии с ч. 1 ст. 51 Конституции РФ права не давать показаний против себя самого). Лицо, в отношении которого осуществляются названные действия, должно считаться подозреваемым в широком, содержательном, смысле слова. Широкое понимание понятия подозреваемого дает ему право немедленно воспользоваться помощью защитника, не дожидаясь формального признания за ним этого статуса какими-либо актами органов предварительного расследования .

См.: Пункт 3 мотивировочной части Постановления КС РФ от 27 июня 2000 г. N 11-П “По делу о проверке конституционности положений ч. 1 ст. 47 и ч. 2 ст. 51 УПК РСФСР в связи с жалобой гр. В.И. Маслова” // РГ. 2000. 4 июля. N 128.

4. Согласно ч. 2 данной статьи подозреваемый должен быть допрошен не позднее 24 часов с момента его фактического задержания (но не вынесения постановления о возбуждении в отношении его уголовного дела). Следует иметь в виду, что проведение допроса в указанный срок не только обязанность следователя и т.д., но и важное право подозреваемого, особенно существенное для него в случае задержания, так как, во-первых, в данный момент наиболее полно реализуется право подозреваемого узнать, в чем он подозревается, а во-вторых, согласно п. 3 ч. 4 комментируемой статьи именно в течение этого 24-часового срока (до первого допроса) задержанный практически чаще всего может использовать возможность встретиться с защитником.

5. Подозреваемый как участник судопроизводства существует ограниченное время. Если подозреваемый был задержан, а затем заключен под стражу, то это время не может быть более 10 суток – с момента задержания до предъявления обвинения (ст. 100). Если же мера пресечения не была избрана в течение 48 часов, то лицо, подозреваемое в совершении преступления, подлежит освобождению (ч. 2 ст. 94) и после этого формально не может считаться подозреваемым, ибо более не задерживается и не подвергается применению меры пресечения. Исключение составляют случаи, когда в постановлении о возбуждении дела обоснованно будут указаны данные об этом лице. При производстве дознания лицо может находиться в положении подозреваемого до составления обвинительного акта.

6. Обязанность лица, ведущего предварительное расследование, своевременно поставить в известность подозреваемого о том, в чем он подозревается, реализуется путем указания в протоколе задержания оснований и мотивов задержания (ч. 2 ст. 92); в постановлении о применении меры пресечения до предъявления обвинения – преступления, в котором лицо подозревается (ч. 1 ст. 101 УПК). В УПК РФ более нет нормы, которая имелась в УПК РСФСР (ч. 2 ст. 123) о том, что перед допросом подозреваемому должно быть объявлено, в совершении какого преступления он подозревается. Однако, учитывая, что право на защиту должно обеспечиваться (ст. 16 УПК РФ), мы полагаем, что следователь, работник органа дознания, прокурор и ныне обязаны выполнять это требование.

Подозреваемый вправе получить копию уведомления о подозрении. Об этом см. коммент. к ст. 223.1.

7. Подозреваемый вправе давать объяснения и показания по поводу имеющегося в отношении его подозрения либо отказаться от их дачи. Показания, которые вправе давать подозреваемый, – это сведения об известных ему конкретных фактических обстоятельствах уголовного дела, которые он сообщает во время допроса. Показания необходимо отличать от объяснений, под которыми понимаются выдвигаемые подозреваемым в свою защиту доводы – версии и предположения, содержащие истолкование тех или иных фактов (например, версия, объясняющая по делу о краже застижение подозреваемого с поличным случайной находкой им кем-то ранее утерянных или похищенных предметов; предположение о мотивах, по которым потерпевший или свидетели могут давать против него ложные показания, и т.п.) . Процессуальное значение объяснений подозреваемого состоит в том, что они являются средством его защиты против выдвинутого подозрения, а потому в соответствии с требованиями ч. 2 ст. 14 (“Презумпция невиновности”) возлагают на обвинителя (дознавателя, следователя) обязанность их проверки и бремя опровержения. Дача показаний и объяснений – это право, а не обязанность подозреваемого. Он не несет никакой ответственности за отказ от дачи показаний и дачу заведомо ложных показаний. При согласии подозреваемого дать показания он должен быть предупрежден о том, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе и при его последующем отказе от этих показаний, за исключением случая, когда они были даны на досудебном производстве в отсутствие защитника и не подтверждены данным лицом в суде (п. 2 ч. 4 ст. 46).

На практике в порядке доследственной проверки в стадии возбуждения уголовного дела у подозреваемого и иных лиц нередко получают так называемые объяснения – письменный документ, в котором излагаются известные этим лицам обстоятельства. Однако действующий УПК РФ не упоминает об объяснениях как средстве проверки заявлений и сообщений о преступлении.

8. Согласно п. 3 ч. 4 комментируемой статьи подозреваемый имеет право на свидание с защитником наедине и находиться с ним конфиденциально до первого допроса подозреваемого. Однако в случае необходимости производства процессуальных действий с участием подозреваемого продолжительность свидания свыше 2 часов может быть ограничена дознавателем, следователем с обязательным предварительным уведомлением об этом подозреваемого и его защитника. В любом случае продолжительность свидания не может быть менее 2 часов (ч. 4 ст. 92). Представляется, что право иметь свидание с защитником наедине и конфиденциально принадлежит подозреваемому не только “до первого допроса”, но и в любое другое время. В ч. 2 ст. 18 ФЗ от 15 июля 1995 г. “О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений” установлено, что “свидания подозреваемого или обвиняемого с его защитником могут иметь место в условиях, позволяющих сотруднику места содержания под стражей видеть их, но не слышать”. Очевидно, эта норма по аналогии распространяется также на следователя, дознавателя и орган дознания. Продолжительность свиданий подозреваемого и защитника ограничена также правилами внутреннего распорядка в местах содержания под стражей (п. 15 ст. 16 ФЗ “О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений”).

9. В соответствии с п. 1 ч. 4 комментируемой статьи подозреваемый имеет право получать копию постановления о возбуждении против него уголовного дела, либо копию протокола задержания, либо копию постановления о применении к нему меры пресечения. Кроме того, согласно п. 8 ч. 4 он также вправе знакомиться с протоколами следственных действий, произведенных с его участием. Конституционный Суд РФ указал, что процессуальными нормами не должно ограничиваться право защитника (а значит, и подозреваемого. – А.С.) до окончания расследования по уголовному делу знакомиться с протоколами всех следственных действий, произведенных с участием подзащитного, в том числе и до признания его подозреваемым, а также со всеми документами, которые предъявлялись либо должны предъявляться подозреваемому (например, приобщенные к материалам проверки и составленные в порядке административного расследования подразделениями Госавтоинспекции протоколы осмотра места дорожно-транспортного происшествия, схемы места дорожно-транспортного происшествия, протоколы осмотра транспортного средства и т.п.).

См.: Постановление КС РФ от 27 июня 2000 г. N 11-П “По делу о проверке конституционности положений ч. 1 ст. 47 и ч. 2 ст. 51 УПК РСФСР в связи с жалобой гр. В.И. Маслова” // РГ. 2000. 4 июля. N 128.

В то же время в п. 9 ч. 4 ст. 46 в отличие от аналогичного права обвиняемого (п. 10 ч. 4 ст. 47) не гарантировано безусловное право подозреваемого знакомиться с протоколами следственных действий, производимых по его ходатайству. Дело в том, что участвовать в таких следственных действиях подозреваемый может лишь с разрешения следователя или дознавателя, и если такого разрешения не дается, то при буквальном толковании п. п. 8, 9 ч. 4 ст. 46 в их сопоставлении подозреваемый может быть лишен возможности знакомиться с протоколами следственных действий, о проведении которых он же и ходатайствовал. Подобный подход может серьезно ограничить право подозреваемого на защиту. Представляется, что эти предписания необходимо толковать распространительно, и подозреваемому по аналогии с обвиняемым во всяком случае должно быть предоставлено право знакомиться с протоколами таких следственных действий. Основанием для этого может служить указание закона о том, что следователь и дознаватель обязаны обеспечить подозреваемому возможность защищаться всеми не запрещенными настоящим Кодексом способами и средствами (ч. 2 ст. 16, п. 11 ч. 4 ст. 46). Поскольку п. 9 ч. 4 ст. 46 хотя и не разрешает прямо, но и не запрещает знакомить подозреваемого с протоколами следственных действий, о проведении которых он ходатайствовал, такое ознакомление, на наш взгляд, должно иметь место, даже если подозреваемый в этих действиях не участвовал.

10. В комментируемой статье отсутствует указание о праве подозреваемого снимать копии с материалов уголовного дела, с которыми его должен знакомить следователь или дознаватель. О подобном праве закон упоминает лишь применительно к обвиняемому (п. 13 ч. 4 ст. 47). Однако закон этого и не запрещает, поэтому в силу п. 11 ч. 4 комментируемой статьи подозреваемому и его защитнику должна быть предоставлена возможность снимать такие копии, в том числе с протокола задержания, постановления о назначении экспертизы, заключения эксперта и протоколов следственных действий, производимых по его ходатайству, а также со всех имеющихся в деле документов, которые ранее предъявлялись либо должны были предъявляться подозреваемому.

11. Подозреваемый, его законный представитель и защитник вправе участвовать в судебных заседаниях при рассмотрении судом вопроса об избрании в отношении его мер пресечения в виде заключения под стражу или домашнего ареста, залога, при решении судом вопроса о помещении подозреваемого, обвиняемого, не находящегося под стражей, в медицинский или психиатрический стационар для производства соответственно судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы (п. п. 1 – 3 и 10 ч. 2 ст. 29, ч. 2 ст. 106, ч. 4 ст. 108, ч. 2 ст. 203).

12. Согласно Своду принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме, утвержденному Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 9 декабря 1988 г., “лицо, задержанное по уголовному обвинению, имеет право на судебное разбирательство в разумные сроки или на освобождение до суда” (принцип 38), “За исключением особых случаев, предусмотренных законом, и если судебный или иной орган не примет иного решения в интересах отправления правосудия, лицу, задержанному по уголовному обвинению, предоставляется возможность получить освобождение на период проведения суда на условиях, которые могут устанавливаться в соответствии с законом. Такой орган держит вопрос о необходимости задержания в поле зрения” (принцип 39). Указанные стандарты мирового сообщества не вполне выдержаны в УПК РФ. Право задержанного (заключенного под стражу) подозреваемого на судебное разбирательство в разумные сроки, как правило, можно считать гарантированным лишь в отношении дознания: максимально 6 месяцев, а в исключительных случаях, связанных с исполнением международного запроса о правовой помощи, – 12 месяцев (ч. ч. 4, 5 ст. 223). При проведении предварительного следствия эти сроки формально могут быть сколь угодно долгими (ч. 5 ст. 162), что вряд ли можно признать разумным.

Под ред. А.В. Смирнова “КОММЕНТАРИЙ К УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОМУ КОДЕКСУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ” (ПОСТАТЕЙНЫЙ), 5-е издание

Подозреваемый: приобретение статуса и процессуальные права

Подозреваемый: приобретение статуса и процессуальные права

Подозреваемый-это уголовно преследуемое лицо на досудебном производстве. В соответствии со ст.46 УПК РФ подозреваемый-это лицо:

-в отношении которого возбуждено уголовное дело;

— лицо в отношении, которого избрана мера пресечения до предъявления ему обвинения;

— лицо, уведомленное о том, что его подозревают в совершении конкретного преступления;

-лицо задержано по подозрению в совершении преступления.

Из указанной нормы следует, что для того чтобы лицо приобрело процессуальный статус подозреваемого, должны быть совершены соответствующие процессуальные действия, а именно:

— вынесено постановление о возбуждении уголовного дела в отношении этого лица за совершение конкретного преступления;

— произведено фактическое задержание лица и составлен протокол задержания лица подозреваемого в совершении преступления;

— лицо уведомили о том, что его подозревают в совершении преступления;

— в отношении лица избрали меру пресечения.

Уведомление в подозрении

Уведомление о подозрении применяется в дознании. В уведомлении кратко излагается тезис подозрения. Затем это уведомление предъявляется лицу, ему разъясняются суть подозрения, правовые последствия и возникшие в связи с этим права. После этого только следует допрос подозреваемого.

Такая процедура получения статуса подозреваемого имеет существенные недостатки: не позволяет данному порядку быть оптимальным средством постановки лица в статус подозреваемого. Одним из них является то, что в ходе его производства отсутствует защитник, поскольку согласно ч.3 ст. 49 УПК РФ, защитник участвует в уголовном деле с момента вручения уведомления о подозрении в совершении преступления в порядке, установленном ст. 223.1 УПК РФ, в которой о защитнике нет ни слова. Получается, что защитник в этой процедуре вообще не предусмотрен, что является пробелом законодателя. Учитывая значимость совершаемых дознавателем действий, присутствие защитника в ходе их следует признать необходимым.

Кроме этого, определенные вопросы вызывает сама форма выносимого дознавателем решения, именуемая уведомлением. Непонятно, почему законодательно не предусмотрено в этом случае обязательного вынесения постановления, как в случае предъявления обвинения. Ведь по своему содержанию уведомление сходно с постановлением о привлечении в качестве обвиняемого.

На предварительном следствии процедура иная. Как правило, уголовное дело возбуждается по факту совершения преступления неизвестным лицом. Как только в ходе следствия появляются, лицо, фактически подозреваемое в совершении преступления, его либо задерживают, либо к нему применяют одну из мер пресечения согласно УПК РФ.

Приобретение статуса подозреваемого

Лицо приобретает статус подозреваемого НЕ с момента составления протокола задержания, а с момента фактического задержания, то есть с момента лишения возможности лица свободно передвигаться. Это правило законодатель закрепил в УПК, поскольку на практике лицо задерживается за много часов составления протокола задержания. Оперативные сотрудники помногу часов опрашивают фактически задержанного, берут образцы на исследование, возят задержанного на медицинское освидетельствование. Очень часто во многих случаях оперативные сотрудники применяют к задержанному недозволенные методы дознания, применяют пытки и только получив от задержанного признательные показания, передают его следователю (дознавателю) для проведения следственных действий.

Сложилась порочная практика, при которой вопреки положениям УПК РФ вопрос о задержании фактически принимают оперативные сотрудники полиции, которые после согласований с начальником полиции, прокурором говорят лицу, ведущему расследование задерживать лицо, подозреваемое в совершении преступления или нет. Многие, не выдержав психологического давления или побоев, желая избежать задержания и ареста, соглашаются дать признательные показания, о чем потом часто жалеют.

В названной норме УПК дано формально-юридическое понятие подозреваемого. Конституционный суд РФ дал более широкое понятие подозреваемого, указав, что уголовное преследование в любом виде говорит о наличии подозрений в отношении этого лица, что дает ему право на защиту и отказ от дачи показаний независимо от отсутствия процессуального статуса подозреваемого.

Задержанный по подозрению в совершении преступления должен быть допрошен в течение 24 часов. Допрос задержанного подозреваемого-это не только обязанность лица, производящего расследование, но и право самого подозреваемого.

Следователь (дознаватель) обязаны указать в протоколе задержания и в постановлении об избрании меры пресечения указать, в чем гражданин подозревается.

В статусе подозреваемого подследственный пребывает ограниченный промежуток времени. Если подозреваемый был задержан, а после арестован по постановлению суда, то статус подозреваемого лицо может сохранять не более 10 суток, поскольку в течении этого времени следователь должен предъявить подозреваемому обвинение. С этого момента подследственный приобретает статус обвиняемого.

Если обвинение не будет предъявлено в указанный срок, то лицо освобождается и формально, утрачивает статус подозреваемого, конечно, кроме случаев, когда уголовное дело возбуждалось не по факту, а в отношении этого лица.

Иная ситуация имеет место быть в дознании.Здесь лицо сохраняет статус подозреваемого до момента составления обвинительного акта.

Подозреваемый имеет право на защиту. Если лицо задерживается по подозрению в совершении преступления, то защитник предоставляется ему с момента задержания, на практике при составлении протокола задержания. При вручении уведомления защитник предоставляется с момента вручения копия уведомления.

Права подозреваемого

Подозреваемый формально имеет широкий круг прав. Ряд из них уже были названы-это право знать в чем лицо подозревается, право на защиту, право давать показания и объяснения по поводу подозрений в отношении него на родном языке.

Кроме этого, лицо в статусе подозреваемого вправе отказаться от дачи показаний и за это он не несет никакой ответственности. Подозреваемый вправе представлять доказательства, заявлять ходатайства о проведении следственных и иных процессуальных либо оперативно-розыскных действий. Он так же вправе иметь переводчика, ознакомиться с протоколами следственных действий, проводимых с его участием, подавать жалобы, иметь свидания с защитником и ряд других прав.

Следует заметить, что УПК предоставляет право снимать копии с материалов уголовного дела только обвиняемому, однако, с учетом положений п. 11 ч. 4 ст.47 УПК РФ, такое право должно предоставляться и подозреваемому.

При назначении экспертизы подозреваемый имеет те же права, что и обвиняемый, они перечислены в ст.198 УПК РФ. Многие неопытные следователи допускают ошибки при назначении криминалистических экспертиз. Они знакомят подозреваемого (чаще уже обвиняемого) одновременно с постановлением о назначении экспертизы и уже с готовым заключением экспертизы, ограничивая законные права подследственного: заявить отвод эксперту, просить поставить перед экспертом вопросы и другие. Подозреваемый так же допускают ошибку подписывают протоколы ознакомления с постановлением о назначении экспертизы и ознакомления с заключением экспертизы, в которых не указаны даты их составления и еще хуже не заявляют о проведении повторной экспертизы в связи с нарушением их прав, что немаловажно. Почему это важно описано здесь.

Из обязанностей подозреваемого можно отметить только одну: если подозреваемый находится на свободе, он обязан являться по вызовам следователя (дознавателя). Если в отношении подозреваемого избрана мера пресечения не в виде домашнего ареста, то он обязан соблюдать требования закона относительно поведения лица, в отношении которого избрана эта мера пресечения.

Допрос подозреваемого-требования допустимости

При отсутствии перечисленных условий лицо не может быть признано подозреваемым, а, следовательно, допрашиваться в таком процессуальном статусе оно не может. Протоколы допросов в качестве подозреваемого лица, не приобретшего статуса подозреваемого должны исключаться судом как недопустимые доказательства. Но на практике следователи (дознаватели) продолжают допрашивать лиц, подозреваемых в совершении преступления в качестве свидетелей, а позже уже в качестве подозреваемых.

Если задержание подозреваемого было произведено с нарушением закона, то это лицо не приобрело статуса подозреваемого, а потому допрос такого лица в качестве подозреваемого так же должен признаваться судом недопустимым доказательством.

Так по одному из уголовных дел Верховный суд РФ указал, что в протоколе задержания не указаны законные основания задержания, что влечет задержание незаконным, а отсюда исключает допрос подозреваемого из числа доказательств.

Распространенной ошибкой следователей является допрос в качестве свидетеля лица фактически подозреваемого в совершении преступления. Такие протоколы допросов свидетелей не имеют доказательственной силы, поскольку процессуальное положение и порядок допроса свидетеля и подозреваемого существенно различаются. Свидетель не может воспользоваться помощью защитника. Участие юриста при допросе свидетеля в соответствии с положениями Конституции РФ существа дела не меняет, так как юрист лишь присутствует при допросе, но правами защитника не наделен. Свидетель предупреждается об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний, в то время как подозреваемый вправе отказаться давать показания.

Недопустимым является так же протокол допроса подозреваемого, в которых отсутствует изложения обстоятельств совершения преступления, а лишь указано, что допрашиваемый подтверждает показания ранее данные им в качестве свидетеля.

Перед допросом подозреваемого ему должны быть разъяснены его процессуальные права, что отражается в протоколе допроса. Отсутствие в протоколе сведений о разъяснении прав подозреваемого, в первую очередь право отказаться от дачи показаний, влечет непригодность допроса подозреваемого в качестве доказательства. Однако, не разъяснение указанного положения Конституции РФ при повторном допросе подозреваемого, поскольку ранее оно разъяснялось.

Безусловным основанием для исключения из доказательств допрос подозреваемого без участия защитника. Непригодным доказательством является так же допрос подозреваемого, если защитник защищал двух подозреваемых по одному уголовному делу, а интересы одного подозреваемого противоречат интересам другого и их показания существенно разнятся.

Необеспечение подозреваемому права пригласить защитника по своему выбору так же является существенным нарушением УПК РФ, а отсюда допрос подозреваемого будет непригодным доказательством.

Существенным нарушением УПК РФ является нарушение права подозреваемого не владеющего русским языком пользоваться услугами переводчика и присутствие педагога при допросе несовершеннолетнего подозреваемого. Разъяснение права пользоваться услугами переводчика должно быть зафиксировано в протоколе. Отсутствие педагога при допросе несовершеннолетнего подозреваемого в возрасте до 16 лет так же исключает допрос подозреваемого из процесса доказывания.

Протокол допрос подозреваемого имеет важное доказательственное значение. В этой статье хочу лишь напомнить, что, взяв на себя вину при допросе в качестве подозреваемого, позже доказать свою невиновность в совершении преступления будет очень и очень нелегко.

Ссылка на основную публикацию