Как происходит перемена лиц в обязательстве

Перемена лиц в обязательстве

О. СВИРИДЕНКО
О. Свириденко, Федеральный судья Арбитражного суда г. Москвы, кандидат юридических наук.
Проблема, связанная с переменой лиц в обязательстве, является актуальной как с теоретической, так и с практической точек зрения. Правоприменительная практика при рассмотрении арбитражных дел данной категории не всегда является единообразной, и в результате встречаются весьма спорные решения.
Гражданский кодекс РФ перемену лиц в обязательстве связывает в основном с переходом прав кредитора к другому лицу (цессия) и переводом долга. Для предпринимателя – субъекта гражданских правоотношений важен тот путь, по которому пойдет арбитражная практика в оценке всех обстоятельств и доказательств, связанных с уступкой права требования.
Прежде чем перейти к изложению практических примеров, следует обратить внимание на то, что перемена лиц в обязательстве неравнозначна перемене лиц в договоре. Под обязательством в силу ст. 307 ГК РФ понимаются юридические отношения, при которых одно лицо (должник) обязано совершить в пользу другого лица (кредитора) определенное действие имущественного или иного характера либо воздержаться от определенного действия, а кредитор имеет право требовать от должника выполнения его обязанности. При этом обязательства возникают из договора, а также вследствие причинения вреда и иных оснований.
Следовательно, роль и функции обязательств значительно шире, нежели договора. Наличие обязательства связывается с принадлежностью одному лицу (кредитору) прав требования на совершение действий другого лица (должника). Кредитор, имея определенные права на действия должника, вправе также с помощью конкретных способов (мер) требовать исполнения этого действия. Таким образом, реализация имеющегося права требования напрямую зависит от исполнения должником конкретного обязательства.
Особый интерес представляют вопросы, касающиеся специальной правосубъектности кредиторов, а также связанные с заменой кредитора в обязательстве при сохранении содержания самого обязательства. По мнению некоторых практиков, при уступке права требования в обязательстве происходит замена кредитора в договоре, на котором основано это обязательство. Другие придерживаются позиции, которая сводится к перемене лиц в обязательстве, а не в договоре. В этой связи сторонники первой точки зрения считают, что наличие специальной правосубъектности, имеющейся у первого кредитора, необходимо также и для нового кредитора, которому передано право требования. Противоположная точка зрения сводится к тому, что специальная правосубъектность не требуется.
В арбитражном суде г. Москвы рассматривалось дело, истцом по которому значилось ЗАО “Вешняки”, а ответчиком – АК СБ РФ, в лице Московского банка АК СБ РФ. Истец просил арбитражный суд признать недействительным договор об уступке права требования долга с АКБ “Нефтегазстройбанк” по кредитному договору. Указанный договор уступки требования был заключен между ЗАО “Вешняки” и МБ АК СБ РФ. Предметом договора явилось право требования, принадлежащее Сберегательному банку РФ на основании кредитного договора, которое передавалось ЗАО “Вешняки” в полном объеме, в том числе в сумме задолженности, равной 1500000 дол. США, процентов за пользование кредитом в сумме 29708 дол. и неустоек в сумме 178,25 дол.
Таким образом, по договору уступки требования (цессии) было передано право требования исполнения всех обязательств, вытекающих из кредитного договора, на общую сумму 1529886,58 дол. США. Обосновывая свои исковые требования, истец, сославшись на произошедшую замену кредитора в обязательстве и считая, что произошла фактическая замена стороны в кредитном договоре, полагал, что новому кредитору, т.е. ЗАО “Вешняки”, для того чтобы являться стороной в кредитном договоре и иметь право требования переданной задолженности, необходимо иметь лицензию ЦБ РФ на осуществление банковской деятельности. Кроме этого, истец ставил под сомнение возможность передачи валютных долговых обязательств, он относил их к валютным операциям, связанным с движением капитала. В силу Закона РФ “О валютном регулировании и валютном контроле” такие операции осуществляются только резидентами в порядке, установленном ЦБ РФ письмом от 6 октября 1995 г. N 15-524. Согласно этому письму для такого рода сделок необходима лицензия ЦБ РФ.
Ответчик, возражая против предъявленных требований, попытался перевести данную проблему в плоскость отношений, связанных не с цессией, а с погашением задолженности третьим лицом.
Решением Арбитражного суда г. Москвы в удовлетворении исковых требований о признании недействительным договора цессии и обязании ответчика к перечислению 1529886,58 дол. было отказано. При этом суд, исходя из смысла ч. 2 ст. 308, п. 1 ст. 382 ГК РФ, сделал вывод о том, что путем уступки права требования осуществляется перемена лиц в обязательстве, а не сторон по договору кредита. В связи с чем для осуществления и реализации права требования исполнения встречного денежного обязательства (долга), вытекающего из кредитного договора, не требуется наличия у лица, к которому переходят права по уступке прав требования, специальной правосубъектности.
В отношении доводов истца, связанных с невозможностью без лицензии осуществлять валютные операции, суд, оценивая соответствующие пункты заключенного сторонами договора цессии, признавая встречным обязательством истца погашение обязательств и учитывая п. 1 разд. 3 действующих Основных положений о регулировании валютных операций на территории СССР, сделал вывод о допустимости использования между юридическими лицами – резидентами иностранной валюты при проведении расчетов, связанных с получением коммерческого или банковского кредита в иностранной валюте и его погашением.
При таких обстоятельствах вывод суда о соответствии договора цессии действующему гражданскому законодательству и законодательству о валютном регулировании привел к принятию решения об отказе в признании договора цессии недействительным.
Не согласившись с решением арбитражного суда первой инстанции, истец подал апелляционную жалобу. Используя позицию ответчика о том, что данный договор цессии по существу является договором в пользу третьего лица, истец просил апелляционную инстанцию считать оспариваемую сделку притворной, т.е. совершенной с целью прикрыть другую сделку. Не изменилась и позиция истца относительно положения кредитора в договоре, а не в обязательстве, а также положение о соблюдении правил о специальной правосубъектности. ЗАО “Вешняки” считало, что причиной вынесения незаконного решения явилась необоснованная квалификация договора цессии как соглашения об исполнении третьим лицом обязательства должника, а также ошибочное толкование норм гл. 24 ГК РФ.
Апелляционная инстанция Арбитражного суда г. Москвы оставила жалобу истца без удовлетворения. В ее постановлении нашел свое подтверждение вывод суда о том, что при уступке права требования исполнения денежного обязательства, вытекающего из кредитного договора, происходит перемена лиц в обязательстве, а не замена лиц в договоре, в результате чего специальной правосубъектности для реализации переданного права требования не требуется.
В кассационной жалобе истец просил все состоявшиеся судебные акты отменить, ссылаясь на неправильное применение норм ГК РФ, Закона РСФСР “О банках и банковской деятельности”, Закона РФ “О валютном регулировании и валютном контроле”, а также действующих актов Госбанка России, регламентирующих валютные операции.
При этом истец твердо придерживался позиции о безусловной замене лица в договоре и наличии специальных лицензий для реализации уступки прав требования, основанной на кредитном обязательстве по предоставлению иностранной валюты.
Постановлением кассационной инстанции все состоявшиеся судебные акты оставлены без изменения, а жалобы истца без удовлетворения.
Вывод кассационной инстанции сводился к тому, что оспариваемый договор цессии опосредует сделку по продаже долгов, которая действующим на момент заключения договора цессии гражданским законодательством (ГК РСФСР 1964 г., Основы гражданского законодательства Союза ССР и республик, часть первая ГК РФ) не запрещалась. Подобного рода сделки предусмотрены и гл. 43 ГК РФ. В постановлении кассационной инстанции также отмечалось, что содержание и форма заключенного договора цессии не противоречат ст. ст. 382 – 389 ГК РФ, а сам договор не нарушает требований законодательства о валютном регулировании и валютном контроле.
При рассмотрении данного дела следовало учесть, что обязанности прежнего кредитора, принадлежащие ему по сделке, на момент уступки требования были им реализованы, в результате чего они не могли быть объектом передачи новому кредитору. Последним приобретается только право в обязательстве по уплате определенной суммы, в котором и происходит перемена лиц.
Обращение ЗАО “Вешняки” на предмет принесения протеста никаких положительных результатов для последнего не принесло. Заместитель Председателя ВАС РФ отказал в принесении протеста в связи с отсутствием оснований для этого.
Представляется, что выводы судов по данному делу вносят существенный вклад в формирование арбитражной практики по применению гл. 24 ГК РФ в сочетании с гл. 43 ГК РФ, которые регламентируют вопросы, связанные с переменой лиц в обязательстве и с финансированием под уступку денежного обязательства. При формировании позиции судов всех инстанций не искажены существо и смысл института перемены лиц в обязательстве, учтено, что участники обязательства либо принадлежат к нему изначально, либо вступают в него впоследствии, причем новые участники заступают на место прежних. При этом вступление в обязательство в качестве кредитора с правом требования не означает приобретения новым кредитором всех прав и обязанностей в договоре, на котором основана уступка права (требования).
Вопросы специальной правосубъектности также нашли правильное разрешение в состоявшихся судебных актах.
Возможность приобретения полного объема прав и обязанностей по первоначальной сделке при уступке требований в принципе невозможна: соотношение приобретенных прав и прав и обязанностей по договору, на котором основано обязательство, таково, что новому кредитору переходят только права в чистом виде без каких-либо обязанностей.
Необходимо отметить, что ст. ст. 382, 384 ГК РФ не содержат ограничений возможности передачи прав по дополнительному обязательству (неустойка, залог и т.д.), не обеспечивающему основное, при уступке требований по нему. Такая передача может быть произведена как отдельно по каждому из них, так и по обоим одновременно.
Ограничивать передачу прав по дополнительному обязательству нельзя, поскольку это будет противоречить существу самого обязательства и института обеспечения исполнения обязательств. Права по дополнительному обязательству, так же как и по основному, принадлежат кредитору, который вправе уступить их другому лицу на тех же условиях и в том объеме, в каком они принадлежат ему на момент передачи. Каких-либо прямых ограничений на этот счет в законе не имеется. Однако следует иметь в виду, что не всякое дополнительное обязательство может быть предметом уступки без передачи основного.
Арбитражный суд принял по одному из дел решение, в соответствии с которым истцу – ЗАО “Инфраструктура ЛТД” было отказано в иске о взыскании 1911600 руб. неустойки. Данное исковое требование было основано на уступке права по дополнительному обязательству, составляющему сумму указанной неустойки.
Отказывая в иске, суд первой инстанции сослался на ст. 384 ГК РФ, с учетом которой уступка требования влечет перемену лиц в обязательстве в том объеме и на тех условиях, которые существуют к моменту перехода прав. В этой связи суд отметил, что перемены лиц в основном обязательстве не произошло, в результате чего не может ее быть и в дополнительном. Поэтому требование о взыскании неустойки было признано неправомерным.
ЗАО “Инфраструктура ЛТД”, не согласившись с принятым решением, обратилось в апелляционную инстанцию с жалобой.
Заявитель считал, что права, обеспечивающие исполнение обязательств, могут быть переданы другим лицам без передачи самого основного обязательства.
Суд апелляционной инстанции, отменяя решение, установил следующее. Между ТОО “Инфраструктура” и ТОО “Алькор” был заключен договор поставки, в соответствии с которым были поставлены продовольственные товары на сумму 2360000 руб. В нарушение договора покупатель оплатил полученный товар с просрочкой на 54 дня. Согласно данному договору за несвоевременную оплату полученной продукции предусмотрено взыскание пени в размере 15% от общей суммы договора за каждый день просрочки.
Заключая договор уступки права требования, ТОО “Инфраструктура” передало ЗАО “Инфраструктура ЛТД” право требования штрафных санкций по договору в объеме и на условиях, которые существовали к моменту передачи.
Апелляционная инстанция, анализируя условия ст. ст. 382, 384, 401, 408 ГК РФ и учитывая права на неуплаченные штрафные санкции, сделала вывод о том, что обеспечивающие исполнение обязательства права могли быть переданы другому лицу без передачи основного обязательства.
Представляется, что данный вывод является обоснованным и соответствующим нормам действующего законодательства. Так, в силу ст. 382 ГК РФ право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано другому лицу. Согласно ст. 329 ГК исполнение любого обязательства может быть обеспечено неустойкой, залогом, поручительством, банковской гарантией и другими способами, предусмотренными законом или договором.
Правоотношения по обеспечению исполнения обязательства неразрывно связаны с основным обязательством, которое они обслуживают. В большинстве случаев участники обеспечительного обязательства совпадают с участниками основного. Обеспечительное обязательство является дополнительным по отношению к основному. При уступке прав на дополнительное требование должна учитываться ст. 384 ГК РФ, регламентирующая объем прав кредитора на момент передачи права. Это очень важно, поскольку при реализации данного права возникает вопрос о том, в каком объеме реализовано основное обязательство и имеется ли объем прав по дополнительному обязательству. Потому желательно на момент оформления уступки права требования по дополнительному обязательству отразить в договоре цессии все условия основного обязательства, производным от которого является дополнительное.
Это связано с тем, что по общему правилу основное обязательство в большинстве случаев влияет на судьбу дополнительного через институт прекращения обязательств (за исключением банковской гарантии, которая независима от основного). Кроме этого, с учетом степени исполнения основного обязательства и при признании недействительным основного обязательства для дополнительного обязательства возникают те же последствия, что и для основного. Но это не означает, что право на передачу дополнительного обязательства

Глава 24. ПЕРЕМЕНА ЛИЦ В ОБЯЗАТЕЛЬСТВЕ

1. Право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или перейти к другому лицу на основании закона.

Правила о переходе прав кредитора к другому лицу не применяются к регрессным требованиям.

2. Для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника, если иное не предусмотрено законом или договором.

3. Если должник не был письменно уведомлен о состоявшемся переходе прав кредитора к другому лицу, новый кредитор несет риск вызванных этим для него неблагоприятных последствий. В этом случае исполнение обязательства первоначальному кредитору признается исполнением надлежащему кредитору.

Статья 383. Права, которые не могут переходить к другим лицам

Переход к другому лицу прав, неразрывно связанных с личностью кредитора, в частности требований об алиментах и о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, не допускается.

Статья 384. Объем прав кредитора, переходящих к другому лицу

Если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права. В частности, к новому кредитору переходят права, обеспечивающие исполнение обязательства, а также другие связанные с требованием права, в том числе право на неуплаченные проценты.

Статья 385. Доказательства прав нового кредитора

1. Должник вправе не исполнять обязательство новому кредитору до представления ему доказательств перехода требования к этому лицу.

2. Кредитор, уступивший требование другому лицу, обязан передать ему документы, удостоверяющие право требования, и сообщить сведения, имеющие значение для осуществления требования.

Статья 386. Возражения должника против требования нового кредитора

Должник вправе выдвигать против требования нового кредитора возражения, которые он имел против первоначального кредитора к моменту получения уведомления о переходе прав по обязательству к новому кредитору.

Статья 387. Переход прав кредитора к другому лицу на основании закона

Права кредитора по обязательству переходят к другому лицу на основании закона и наступления указанных в нем обстоятельств:

в результате универсального правопреемства в правах кредитора;

по решению суда о переводе прав кредитора на другое лицо, когда возможность такого перевода предусмотрена законом;

вследствие исполнения обязательства должника его поручителем или залогодателем, не являющимся должником по этому обязательству;

при суброгации страховщику прав кредитора к должнику, ответственному за наступление страхового случая;

в других случаях, предусмотренных законом.

Статья 388. Условия уступки требования

1. Уступка требования кредитором другому лицу допускается, если она не противоречит закону, иным правовым актам или договору.

2. Не допускается без согласия должника уступка требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника.

Статья 389. Форма уступки требования

1. Уступка требования, основанного на сделке, совершенной в простой письменной или нотариальной форме, должна быть совершена в соответствующей письменной форме.

2. Уступка требования по сделке, требующей государственной регистрации, должна быть зарегистрирована в порядке, установленном для регистрации этой сделки, если иное не установлено законом.

3. Уступка требования по ордерной ценной бумаге совершается путем индоссамента на этой ценной бумаге (пункт 3 статьи 146).

Статья 390. Ответственность кредитора, уступившего требование

Первоначальный кредитор, уступивший требование, отвечает перед новым кредитором за недействительность переданного ему требования, но не отвечает за неисполнение этого требования должником, кроме случая, когда первоначальный кредитор принял на себя поручительство за должника перед новым кредитором.

§ 2. Перевод долга

Статья 391. Условие и форма перевода долга

1. Перевод должником своего долга на другое лицо допускается лишь с согласия кредитора.

2. К форме перевода долга соответственно применяются правила, содержащиеся в пунктах 1 и 2 статьи 389 настоящего Кодекса.

Статья 392. Возражения нового должника против требования кредитора

Новый должник вправе выдвигать против требования кредитора возражения, основанные на отношениях между кредитором и первоначальным должником.

Читайте также

Глава 24. ПЕРЕМЕНА ЛИЦ В ОБЯЗАТЕЛЬСТВЕ

Глава 24. ПЕРЕМЕНА ЛИЦ В ОБЯЗАТЕЛЬСТВЕ § 1. Переход прав кредитора к другому лицуСтатья 382. Основания и порядок перехода прав кредитора к другому лицу1. Право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке

58. Замена лиц в обязательстве

58. Замена лиц в обязательстве Способы замены лиц в обязательстве:1) переход обязательства по наследству.Вместе с наследством переходили права и обязанности умершего. Еще Законы XII Таблиц содержали положения о разделении между несколькими наследниками права требования

Статья 118. Перемена адреса во время производства по делу

Статья 118. Перемена адреса во время производства по делу Лица, участвующие в деле, обязаны сообщить суду о перемене своего адреса во время производства по делу. При отсутствии такого сообщения судебная повестка или иное судебное извещение посылаются по последнему

Перемена лиц в обязательствах. Способы обеспечения исполнения обязательств

Перемена лиц в обязательствах. Способы обеспечения исполнения обязательств Перемена лиц в обязательствах имеет место как со стороны кредитора (управомоченной стороны), так и со стороны должника (обязанной стороны).Замена кредитора возможна в результате смерти

55. Перемена фамилии и имени ребенка

55. Перемена фамилии и имени ребенка С момента рождения ребенок имеет право на имя, отчество и фамилию. При государственной регистрации факта рождения в органах ЗАГС в книге регистрации рождений записывается фамилия, имя и отчество ребенка. Имя присваивается ребенку по

Глава 24. ПЕРЕМЕНА ЛИЦ В ОБЯЗАТЕЛЬСТВЕ

Глава 24. ПЕРЕМЕНА ЛИЦ В ОБЯЗАТЕЛЬСТВЕ § 1. Переход прав кредитора к другому лицу СТАТЬЯ 382. Основания и порядок перехода прав кредитора к другому лицу 1. Право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке

Глава 24. ПЕРЕМЕНА ЛИЦ В ОБЯЗАТЕЛЬСТВЕ

Глава 24. ПЕРЕМЕНА ЛИЦ В ОБЯЗАТЕЛЬСТВЕ § 1. Переход прав кредитора к другому лицу Статья 382. Основания и порядок перехода прав кредитора к другому лицу 1. Право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке

38. Стороны в обязательстве

38. Стороны в обязательстве Стороны обязательства по римскому праву:1) кредитор (creditor) — физические или юридическое лицо, имеющее право требовать исполнения обязательства;2) должник (debitor) — лицо, обязанное исполнить требование против его воли. Первоначально в римском

Глава 24. Перемена лиц в обязательстве

Глава 24. Перемена лиц в обязательстве § 1. Переход прав кредитора к другому лицу Статья 382. Основания и порядок перехода прав кредитора к другому лицу 1. Право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке

6.2. Стороны в обязательстве

6.2. Стороны в обязательстве Замена лиц в обязательстве. Замена сторон в обяза тельстве первоначально абсолютно не допускалась. Римское право на ранних стадиях было строго личным взаимоотношением кредитора и должника, что в условиях ограниченного гражданского оборота не

Глава 24. ПЕРЕМЕНА ЛИЦ В ОБЯЗАТЕЛЬСТВЕ

Глава 24. ПЕРЕМЕНА ЛИЦ В ОБЯЗАТЕЛЬСТВЕ § 1. Переход прав кредитора к другому лицу СТАТЬЯ 382. Основания и порядок перехода прав кредитора к другому лицу 1. Право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке

СТАТЬЯ 118. Перемена адреса во время производства по делу

СТАТЬЯ 118. Перемена адреса во время производства по делу Лица, участвующие в деле, обязаны сообщить суду о перемене своего адреса во время производства по делу. При отсутствии такого сообщения судебная повестка или иное судебное извещение посылаются по последнему

Статья 124. Перемена адреса во время производства по делу

Статья 124. Перемена адреса во время производства по делу 1. До окончания судебного разбирательства возможны ситуации, когда участвующие в деле лица могут изменить адрес своего места нахождения или места жительства: осуществление государственной регистрации по новому

Статья 124. Перемена адреса во время производства по делу

Статья 124. Перемена адреса во время производства по делу 1. Лица, участвующие в деле, обязаны сообщить арбитражному суду об изменении своего адреса во время производства по делу. При отсутствии такого сообщения копии судебных актов направляются по последнему известному

Перемена лиц в обязательстве. Переход прав кредитора к другому лицу (уступка права требования). Перевод долга

Перемена лиц в обязательстве. Переход прав кредитора к другому лицу (уступка права требования). Перевод долга По общему правилу исполнение обязательства по договору займа должно осуществляться непосредственно должником в отношении кредитора. Наряду с общими правилами

Некоторые вопросы о перемене лиц в обязательстве

В статье автор ответит на ряд вопросов о перемене лиц в обязательстве. В частности, можно ли договором уступки права требования изменить условия договора, по которому происходит эта уступка; можно ли заключить договор перевода долга в рамках спонсорской помощи.

1. Заключается договор уступки права требования по обязательству, вытекающему из договора займа. При заключении договора уступки права требования уже образовалась просрочка по возврату займа. Возможно ли договором уступки права требования изменить условия возврата займа новому кредитору и отсрочить это исполнение?

Ответ: Нет, по мнению автора, договором уступки права требования нельзя изменить условия возврата займа новому кредитору и отсрочить исполнение.

Так, при заключении договора уступки права требования стороны должны соблюдать такое существенное условие, как указание обязательства, из которого вытекает обязанность по погашению образовавшейся задолженности. Из анализа ч. 1 п. 1 ст. 353 ГК вытекает, что в обязательстве между кредитором и должником имеет место замена прежнего кредитора, который выбывает из обязательства, другим лицом. При этом само обязательство остается неизменным, изменяется лишь одна из сторон обязательства. Обязательство возвратить денежные средства установлено договором займа, которым определен срок его возврата.

Если иное не предусмотрено законодательством или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права .

Следовательно, требования нового кредитора к должнику по своей сути основываются на первоначальном договоре.

Основанием уступки права требования является договор, заключенный между первоначальным и новым кредитором, в котором стороны определяют объем передаваемого права, а также порядок его перехода. Договор уступки права требования по своей природе является двусторонней сделкой, однако не исключается возможность заключения и многосторонней сделки . Предметом договора выступает передача права требования от кредитора новому кредитору, соответственно, условия договора не должны нарушать его «предметность» .

Таким образом, по мнению автора, нельзя устанавливать или изменять условия первоначального договора (договора займа) договором уступки права требования.

В свою очередь, по мнению автора, изменить условия возврата займа можно посредством заключения допсоглашения к договору займа. При этом заключить такое допсоглашение возможно как до состоявшейся сделки уступки права требования, так и после.

Сторонами допсоглашения, заключенного до перехода прав кредитора новому лицу, являются кредитор и должник. Сторонами допсоглашения, заключенного после перехода прав кредитора новому лицу, являются новый кредитор и должник.

Последовательность действий при заключении допсоглашения после состоявшегося перехода прав кредитора новому лицу не содержит каких-либо особенностей. Заключать соглашение о замене стороны по договору займа также не требуется, так как замена стороны подтверждается договором уступки права требования.

2. Можно ли заключать договор перевода долга, по которому первоначальный должник переводит свой долг на нового должника, однако между ними (должниками) нет никаких обязательств друг перед другом? Новый должник исполняет обязательство перед кредитором в рамках оказания безвозмездной (спонсорской) помощи первоначальному должнику путем перечисления денежных средств на счет кредитора. При этом может ли целью предоставления безвозмездной (спонсорской) помощи быть «создание и укрепление материально-технической базы»?

Ответ: По мнению автора, предоставление спонсорской помощи, оформленное договором перевода долга, противоречит основным целям и условиям предоставления такой помощи.

При заключении договора перевода долга необходимо определять характер юридической связи между сторонами договора, то есть на каких условиях новый должник принимает долг .

Договор предполагается возмездным, если из законодательства, содержания или существа договора не вытекает иное .

Безвозмездный перевод долга признается дарением, которое между коммерческими организациями не допускается .

Таким образом, по мнению автора, главным условием при заключении договора перевода долга является возмездность отношений между должниками. Такой вывод следует исходя из комплексного толкования действующего законодательства, регулирующего взаимоотношения субъектов хозяйственной деятельности.

Возмездный характер договора перевода долга предполагает, что новый должник принимает на себя обязательство возврата суммы задолженности первоначального должника на определенных условиях. Наличие юридической связи между должниками подтвердит возмездную основу сделки. Возможно также иное встречное предоставление — уплата денежных средств в установленный договором перевода долга срок .

Спонсорская помощь подразумевает ее предоставление на условиях безвозмездности и безвозвратности, а также свободы выбора ее целей в соответствии с законодательством (ч. 2 п. 1 Указа N 300).

Безвозмездная (спонсорская) помощь может быть предоставлена организациям и ИП в целях создания и укрепления материально-технической базы . Она может быть оказана в виде денежных средств, в том числе в иностранной валюте, товаров (имущества), работ, услуг, имущественных прав, включая исключительные права на объекты интеллектуальной собственности, на условиях, определяемых законодательством .

Договор считается заключенным, если между сторонами в требуемой форме достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора.

Существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законодательстве как существенные, необходимые или обязательные для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение .

Законодательством предусмотрены существенные условия договора безвозмездной (спонсорской) помощи .

Таким образом, по мнению автора, предоставление спонсорской помощи, оформленной договором перевода долга, противоречит основным целям и условиям предоставления такой помощи, и, соответственно, такой договор будет считаться не заключенным.

3. Был заключен договор поставки между организациями А (поставщик) и В (заказчик). Организация А заключила договор уступки прав требования на часть долга с организацией Х и уведомила организацию В. Организация В не может погасить долг в срок, указанный в договоре уступки прав требования. Можно ли заключить допсоглашение к договору уступки прав требования на продление срока оплаты?

Ответ: Нет, по мнению автора, нельзя изменить срок уплаты такой задолженности путем составления допсоглашения к договору уступки права требования.

При заключении договора уступки права требования стороны должны соблюдать такое существенное условие, как указание обязательства, из которого вытекает обязанность по погашению образовавшейся задолженности.

Право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или перейти к другому лицу на основании акта законодательства .

Если иное не предусмотрено законодательством или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права .

В качестве основания уступки права требования выступает договор, заключенный между первоначальным и новым кредитором, в котором стороны определяют объем передаваемого права, а также порядок его перехода.

Таким образом, можно сделать вывод, что организация В является должником не в рамках заключенного между организацией А и организацией Х договора уступки права требования, а в рамках договора поставки, в котором оговорены сроки, порядок уплаты задолженности.

Договор уступки права требования предполагает изменение субъектного состава участников гражданско-правовых обязательств в уже существующих правоотношениях.

После заключения договора уступки права требования право получить от должника уплату переходит от первоначального кредитора (который остается стороной в основном договоре, заключенном с должником) к новому кредитору, который не является стороной основного договора.

Договором уступки передается право требовать уплаты задолженности, возникшей из договора поставки. Следовательно, по мнению автора, нельзя изменить срок уплаты такой задолженности путем составления допсоглашения к договору уступки права требования. Данный срок возможно продлить путем заключения допсоглашения к первоначальному договору поставки.

Допсоглашение может быть заключено между новым кредитором и должником в объеме переданного права требования и не должно затрагивать иных прав и обязанностей по основному договору, заключенному между основным кредитором и должником. В таком случае в преамбуле такого дополнительного соглашения, по мнению автора, целесообразно указать основание заключения допсоглашения между новым кредитором и должником (договор уступки права требования).

Перемена лиц в обязательстве: новые разъяснения Верховного Суда РФ

В конце 2017 года Пленум Верховного Суда РФ принял целый ряд постановлений. Одним из наиболее важных среди них является Постановление от 21 декабря 2017 года № 54 «О некоторых вопросах применения положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации о перемене лиц в обязательстве на основании сделки». Некоторые из разъяснений фактически подтвердили сложившуюся судебную практику, но некоторые, напротив, внесли в неё изменения. В статье мы рассмотрим, какие именно выводы в данной сфере сделал высший судебный орган.

В справочно-правовой системе КонсультантПлюс есть все разъяснения Верховного Суда РФ, а также практика всех инстанций арбитражных судов и судов общей юрисдикции по Москве и области.

Прежде чем перейти к основным выводам, содержащимся в рассматриваемом постановлении, вспомним, какие виды перемены лиц в обязательстве на основании сделки существуют и чем они отличаются.

В статье 382 Гражданского кодекса РФ содержится норма, согласно которой право (требование), принадлежащее на основании обязательства кредитору, может быть передано им другому лицу по сделке (уступке требования).

Соответственно, уступка требования, которая также называется цессией, имеет место в том случае, когда в сделке меняется кредитор и должник обязан исполнить обязательство уже перед другим лицом (не тем, с которым он заключал первоначальный договор).

Если не установлено иное, для перехода прав кредитора другому лицу согласия должника не требуется.

С другой стороны, перевод долга означает, что в сделке меняется должник. Поскольку кредитору важно, кто именно будет производить ему исполнение (прежде всего, как правило, его финансовое состояние), перевод долга по общему правилу без его согласия производиться не может.

Вместе с тем, вне зависимости от того, какой именно вид перемены лиц в обязательстве имеет место, при его осуществлении обязательно должны соблюдаться права как должника, так и кредитора. И именно с данной целью было утверждено рассматриваемое постановление Пленума Верховного Суда.

Какие же именно важные выводы в нём содержатся?

В каких случаях цессия должна регистрироваться?

Ответу на данный вопрос посвящён пункт 2 постановления. В нём сказано, что договор, на основании которого производится уступка по сделке, требующей государственной регистрации, должен быть зарегистрирован в порядке, установленном для регистрации этой сделки, если иное не установлено законом.

То есть правило, которое действует в данной сфере, достаточно простое. Если основной договор, в отношении которого происходит уступка, должен быть зарегистрирован, то, соответственно, и уступка требования по нему тоже подлежит регистрации.

«Несмотря на то что существует требование регистрации ряда договоров цессии, если этого не сделать, то договор всё равно будет считаться действительным для его сторон»

В качестве примера можно привести договор участия в долевом строительстве. Так как он подлежит регистрации, значит, и уступку права требования по нему также нужно зарегистрировать.

Вместе с тем в данной сфере может возникнуть закономерный вопрос: а каковы будут последствия того, что такой договор цессии не будет зарегистрирован? В этом случае будут действовать те же правила, что и для других аналогичных сделок. Отсутствие регистрации не влечёт за собой недействительность договора. При этом юридические последствия будут касаться только третьих лиц, которые не знали и не должны были знать о его заключении.

Таким образом , несмотря на то что существует требование регистрации ряда договоров цессии, если этого не сделать, то договор всё равно будет считаться действительным для его сторон.

При этом в Постановлении Пленума ВС РФ № 54 также сказано, что в случае несоблюдения цедентом и цессионарием требования о государственной регистрации это само по себе не влечёт негативных последствий для должника, который был надлежаще уведомлён об уступке и произвёл исполнение новому кредитору. Соответственно, должник в этой ситуации также будет защищён.

Защита должника при уступке требования другому кредитору

«Усторон есть право вообще запретить уступку требования, прописав соответствующее условие в самом договоре»

Данному вопросу посвящены пункты 15 и 16 рассматриваемого постановления.

Дело в том, что у сторон есть право вообще запретить уступку требования, прописав соответствующее условие в самом договоре. Или если о полном запрете договориться не удалось, то каким-либо образом ограничить её. Например, прописать, что такая уступка может быть совершена только, если должник даст на неё согласие.

Но что если, несмотря на существующие ограничения, кредитор всё-таки заключит договор цессии? Как в этом случае должник сможет защитить свои интересы?

В п. 15 Постановления Пленума ВС РФ сказано, что, если уступка требования неденежного исполнения делает для должника исполнение его обязательства значительно более обременительным, он вправе исполнить обязательство цеденту.

Если же такой переход нельзя отнести к значительно обременительному для должника, но, несмотря на это, он требует от него тех или иных дополнительных затрат, то цедент и цессионарий должны такие затраты и расходы ему возместить.

При этом важно помнить правило, согласно которому, пока такие расходы ещё не возмещены, должник имеет право не исполнять обязательство. И в этом случае он не будет считаться просроченным. Соответственно, пока будущие дополнительные расходы не будут ему возмещены, должник может обязательство вообще не исполнять.

И, кроме того, ещё одним способом защиты прав должника в случае нарушения кредитором запрета или ограничения на цессию является возможность применения предусмотренных соглашением санкций и иных последствий отсутствия согласия на уступку.

В частности, Верховный Суд обращает особое внимание на то, что в качестве такого последствия, помимо традиционных штрафов и пени, может использоваться и односторонний отказ от договора.

При этом в постановлении сказано, что, если договор содержит условие о необходимости получения согласия должника либо о запрете уступки требования третьим лицам, передача такого требования, за исключением уступки требования по денежному обязательству, может быть признана недействительной по иску должника только в случае, когда доказано, что цессионарий знал или должен был знать об указанном запрете.

Получается, что подобная передача права требования всё-таки может быть признана недействительной. Но это касается только неденежных требований и только в тех случаях, когда можно доказать, что цессионарию было известно о существовании запрета.

Порядок уведомления должника об уступке

Данным вопросам посвящены пункты 19-21 Постановления Пленума ВС РФ № 54.

В частности, в п. 19 говорится, что должник считается уведомлённым о переходе права с момента, когда соответствующее уведомление доставлено или считается доставленным по правилам статьи 165.1 Гражданского кодекса РФ. Правило диспозитивное, и иное может быть предусмотрено законами, условиями самой сделки либо следовать из обычая или практики, установленной взаимоотношениями сторон.

В случае если уведомление должнику не доставлено и при этом отсутствуют основания считать его таковым, цедент не вправе отказаться от принятия исполнения со ссылкой на состоявшийся переход права.

Кроме того, Верховный Суд особенно подчёркивает, что для того, чтобы уведомление было признано надлежащим, оно обязательно должно содержать сведения, с помощью которых можно идентифицировать:

  • объект прав, который перешёл от предыдущего кредитора к новому;
  • самого нового кредитора.

Соблюдение данных требований важно, поскольку если в уведомлении одно из этих условий будет прописано нечётко, то должник имеет право произвести исполнение предыдущему кредитору.

Возражения должника

Должник имеет право выдвигать возражения против требований своего кредитора. Однако не всегда понятно, какие именно возражения в данном случае могут использоваться. Верховный Суд РФ посвятил этому вопросу пункты 23 и 24 постановления.

«Должник имеет право выдвигать возражения против требований своего кредитора»

1. Прежде всего, сказано, что должник имеет право выдвигать против требований нового кредитора те возражения, которые он уже имел против первоначального кредитора. Это основное правило, содержащееся в статье 386 Гражданского кодекса РФ.

2. Однако, помимо этого, должник также может выдвигать возражения по основаниям, которые возникли к моменту перехода права требования. В этом случае речь идёт о так называемых скрытых недостатках. Например, тех или иных недостатках работ или поставленных прежним кредитором товаров, в том случае если они не были обнаружены сразу.

3. При нескольких последовательных переходах требования должник вправе выдвигать против требований нового кредитора возражения, основанные на правоотношениях с каждым из предыдущих кредиторов. Имеется в виду так называемая многоступенчатая уступка.

4. И четвёртый вид возражений, которые может использовать должник, – это те требования, которые возникли до момента, когда он узнал об уступке, если имеет место уступка будущего требования под отлагательным сроком или условием.

Кумулятивный и привативный перевод долга

В п. 26 постановления сказано, что по смыслу статьи 421 и пункта 3 статьи 391 Гражданского кодекса РФ при переводе долга по обязательству, связанному с осуществлением всеми его сторонами предпринимательской деятельности, либо первоначальный должник выбывает из обязательства (такой перевод долга называется привативным), либо первоначальный и новый должник отвечают перед кредитором солидарно (кумулятивный перевод долга). При этом соглашением сторон также может быть предусмотрена субсидиарная ответственность.

« При кумулятивном переводе, несмотря на то что появляется новый должник, предыдущий всё равно продолжает нести наравне с ним солидарную ответственность»

Соответственно, при кумулятивном переводе, несмотря на то что появляется новый должник, предыдущий всё равно продолжает нести наравне с ним солидарную ответственность. Кроме того, в данном случае, если соответствующее право содержалось в основном договоре, кредитор сохраняет возможность требовать исполнения обязательства в натуре. При этом новый должник имеет право выдвигать против требований кредитора свои возражения и возражения, которые имел первоначальный должник.

Привативный перевод долга осуществляется в более привычной и понятной форме. В данном случае при появлении нового должника предыдущий полностью исключается из обязательства. Верховный Суд обратил внимание на то, что по общему правилу перевод долга является именно привативным.

Передача договора

Согласно положениям статьи 392.3 Гражданского кодекса РФ в случае одновременной передачи стороной всех прав и обязанностей по договору другому лицу к сделке по передаче соответственно применяются правила об уступке требования и о переводе долга. То есть таким образом происходит передача всего договора в целом.

Вместе с тем, несмотря на существование достаточно чёткой законодательной формулировки, на практике в данной схеме нередко возникают сложности. В частности, они касаются вопроса, могут ли в рамках передачи договора передаваться те права и обязанности, в отношении которых отдельная уступка не предусматривается.

Речь идёт, например, о праве на безакцептное списание денежных средств, если оно принадлежало первоначальному кредитору.

В п. 29 рассматриваемого постановления сказано, что сторона договора и третье лицо имеют право согласовать переход всех прав и обязанностей одной стороны договора на третье лицо.

В этом случае к третьему лицу переходит комплекс прав и обязанностей по договору в целом, в том числе и в отношении которых не предполагается совершение отдельной уступки или перевода долга. В частности, по отношению к третьему лицу, вступившему в договор, у кредитора сохраняется право на безакцептное списание денежных средств, если это право было предоставлено кредитору по отношению к первоначальному должнику.

Соответственно, при передаче договора к новой стороне переходят все права и обязанности, которые были у первоначальной стороны к моменту перехода. Причём это касается даже тех прав и обязанностей, в отношении которых возможность отдельной уступки вообще не предполагается. Это касается в том числе и права на безакцептное списание денежных средств.

Какие ещё разъяснения дал Верховный Суд в конце года?

Конец 2017 года оказался достаточно урожайным на новые постановления Пленума Верховного Суда РФ. Помимо рассмотренного документа высший судебный орган также утвердил:

1. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 26.12.2017 № 57 «О некоторых вопросах применения законодательства, регулирующего использование документов в электронном виде в деятельности судов общей юрисдикции и арбитражных судов».

В частности, Верховный Суд указал, что суды могут направлять извещения участвующим в деле лицам по электронной почте, но это допустимо только с согласия этих лиц. В этом случае извещение будет считаться полученным в тот же день, в который суд его направил.

2. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве».

Так, в данном постановлении содержится разъяснение, согласно которому условием, при котором лицо может быть отнесено к контролирующим лицам должника, является наличие у него фактической возможности как давать должнику обязательные для исполнения указания, так и иным образом определять его действия.

При этом осуществление такого контроля может осуществляться и без наличия юридических признаков аффилированности.

3. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 26.12.2017 № 58 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств».

В данном документе Верховный Суд указал на то, что даже когда автомобиль ремонтируется по ОСАГО, утрата его товарной стоимости всё равно подлежит возмещению.

Кроме того, в постановлении разъясняется, что стоимость восстановительного ремонта зарегистрированного в Российской Федерации автомобиля, принадлежащего российскому гражданину, определяется без учёта износа деталей.

Таким образом, в конце 2017 года Пленум Верховного Суда РФ утвердил сразу несколько постановлений. Одно из наиболее важных среди них – Постановление № 54, посвящённое применению главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации. Разъяснения, которые были даны высшим судебным органом, касаются вопросов защиты прав кредиторов и должников в случае перемены лиц в обязательстве, регистрации договора цессии, порядка уведомления должника об уступке права требования и многих других вопросов. Для того чтобы избежать сложных ситуаций, сторонам данные выводы важно учитывать на практике.

Перемена лиц в обязательстве в гражданском праве: когда сторону сделки можно заменить?

Здравствуйте, уважаемые читатели! Иногда возникают ситуации, когда по тем или иным причинам требуется заменить одну или даже обе стороны сделки. Перемена лиц в обязательстве в гражданском праве позволяет это сделать.

Например, иногда у кредитора возникает потребность получить причитающуюся ему сумму по денежному обязательству раньше закрепленного в договоре срока исполнения. В этом случае кредитор может за плату уступить право требовать с должника исполнение по этому обязательству другому лицу.

В итоге первоначальный кредитор получает немедленное исполнение, хотя и теряет определенный процент за услугу, а право требовать с должника исполнения получает другое лицо. Это только один частный и наиболее распространенный пример замены стороны в обязательстве.

Давайте подробнее рассмотрим понятие, виды и условия перемены лиц в обязательстве.

Понятие перемены лиц в обязательстве

Если участник сделки не может исполнить свои обязательства, то он может передать свои права и обязанности по договору третьему лицу.

Перемена лиц в обязательстве — это процесс выхода одного из участников сделки на определенных условиях и замены его новым участником.

Суть этого явления — сохранение обязательства при замене участвующих в нем лиц. Таким образом, происходит правопреемство кредитора или должника, которое обычно относится ко всем правам и обязанностям по обязательству, но иногда может быть частичным. Например, уступка части требования (п. 2 ст. 384 ГК РФ).

Независимо от того, какая из стороны сделки заменяется другой и по какой причине, заключается, как правило, соглашение о перемене лиц в обязательстве.

Правила замены сторон закреплены в нормах главы 24 ГК РФ. Сама замена возможна как в силу договора, так и в силу закона.

Примеры перемены лиц в обязательстве в силу закона:

  • наследование в случае смерти гражданина;
  • универсальное правопреемство в случае реорганизации юридического лица;
  • перевод прав и обязанностей покупателя доли в праве общей собственности на сособственника, преимущественное право покупки которого нарушено приобретателем (п. 3 ст. 250 ГК);
  • передача комиссионером комитенту прав по заключенной им во исполнение договора комиссии сделке с третьим лицом (п. 2 ст. 993 ГК);
  • по решению суда;
  • в случае суброгации страховщику прав кредитора к должнику, ответственному за наступление страхового случая;
  • вследствие исполнения обязательства поручителем должника или не являющимся должником по этому обязательству залогодателем.

Примеры замены стороны на основании договора:

  • договор уступки права требования (договор цессии);
  • договор финансирования под уступку денежного требования (договор факторинга);
  • соглашение о переводе долга;
  • передача договора.

Виды перемены лиц в обязательстве

Если исходить из того, какая из сторон обязательства передает свои права и обязанности другому лицу, то возможно выделить следующие виды перемены лиц в обязательстве:

  1. Замена кредитора в обязательстве.
  2. Замена должника в обязательстве.
  3. Передача договора и замена обеих сторон сделки.

Поговорим подробнее о каждом из видов замены.

Замена кредитора

Перемена кредитора имеет место в следующих случаях.

1. Заключение договора уступки права требования (цессии).

При заключении договора цессии первоначальный кредитор передает новому кредитору право требовать от должника исполнения обязательств по основному договору.

Уступить можно как существующее, так и будущее требование (ст. 388.1 ГК РФ). Для денежных обязательств допускается уступка части требования. Например, кредитор может уступить другому лицу требование об уплате неустойки, а за собой оставить право требовать с должника уплата основной суммы долга.

По общему правилу согласия должника для передачи права требования новому кредитору не нужно, достаточно лишь письменно уведомить его об этом. Исключение составляют случаи, когда личность кредитора имеет для должника существенное значение.

2. Заключение договора финансирования под уступку денежного требования (факторинг).

Можно сказать, что договор факторинга — это частный случай договора об уступке денежного требования.

В рамках договора факторинга — прежний кредитор уступает или обязуется уступить финансовому агенту за плату право денежного требования к должнику. Финансовый агент, которым может быть только коммерческая организация, становится для должника новым кредитором.

Агент может получить право:

  1. на все суммы, которые должен выплатить должник по основному обязательству;
  2. только на сумму, равную размеру долга первоначального кредитора перед финансовым агентом.

Во втором случае уступка требования носит обеспечительный характер и агент обязан возвратить клиенту всю остальную сумму, полученную от должника.

Нормы о договоре факторинга закреплены в главе 43 ГК РФ.

3. Замена кредитора в случае универсального правопреемства.

При универсальном правопреемстве все права и обязанности предыдущего кредитора новый получает в силу закона. Такая замена происходит в двух случаях:

  1. Наследование прав и обязанностей в случае смерти предыдущего кредитора-физического лица.
  2. Передача прав и обязанностей при реорганизации юридического лица.

И в том, и в другом случае замена кредитора происходит по правилам ст. 387 ГК РФ, которая также предусматривает переход прав кредитора к другому лицу еще в следующих случаях:

  • по решению суда;
  • вследствие исполнения обязательства поручителем должника или не являющимся должником по этому обязательству залогодателем;
  • при суброгации страховщику прав кредитора к должнику, ответственному за наступление страхового случая;
  • в иных случаях, предусмотренных законом.

Замена должника

Должник меняется в обязательстве в двух случаях.

1. Перевод долга.

Это ситуация, противоположная цессии. Прежний должник передает свое обязательство новому. Для этого требуется согласие кредитора, поскольку личность нового должника для него небезразлична. Вдруг новый должник окажется неплатежеспособным? Поэтому сделка по переводу долга, совершенная без согласия кредитора, является ничтожной (п. 2 ст. 391 ГК РФ).

Перевод долга осуществляется по правилам, предусмотренным § 2 гл. 24 ГК РФ.

2. Переход долга в силу закона.

Имеется в виду универсальное правопреемство в случае смерти должника-физического лица и в случае реорганизации юридического лица. В этих случаях согласия кредитора не требуется.

В случае смерти должника по его долгам солидарно отвечают наследники. Объем ответственности каждого из наследников ограничен стоимостью перешедшего к нему наследственного имущества (п. 1 ст. 1175 ГК РФ).

Передача договора

В этом случае имеет место одновременная и кредитора, и должника в обязательстве. Иными словами, оба передают свои права и обязанности по сделке другому лицу.

К сделке по передаче договора в совокупности применяются соответствующие правила об уступке права требования и переводе долга (ст. 392.3 ГК РФ).

Все это базовые положения о перемене лиц в обязательстве. И замена кредитора, и замена должника осуществляются по определенным правилам, которых мы здесь коснулись только вскользь.

Разъяснения по поводу применения некоторых правил даны в Постановлении Пленума ВС РФ от 21.12.2017 № 54 «О некоторых вопросах применения положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации о перемене лиц в обязательстве на основании сделки».

О них мы поговорим в следующий раз.

Напоминаю, чтобы не пропустить выход новых статей, вы можете подписаться на e-mail-рассылку и/или мой Telegram-канал .

Пять дел, в которых применили постановление Пленума ВС о перемене лиц в обязательстве

Пять дел, в которых применили постановление Пленума ВС о перемене лиц в обязательстве

Если на уведомлении о смене кредитора нет печати, расшифровки подписи и входящего номера – значит, согласно закону, оно не доставлено, решила первая инстанция в одном из дел. В других разбирательствах суды признали недействительной цессию, по которой не было оплаты, и поменяли кредитора на нового без его ведома. Эти и другие ошибки пришлось исправить апелляциям и кассациям. В обоснование своих решений они ссылались на постановление Пленума ВС от 21 декабря 2017 г. № 54 «О некоторых вопросах применения положений главы 24 ГК о перемене лиц в обязательстве на основании сделки».

Получить уведомление правильно

В деле № А31-10568/2016 суды разбирались в вопросе, передал ли «КостромаТеплоРемонт» «Костромской сбытовой компании» («КСК») право требования 172 516 руб. к «Красносельской основной школе». Такую сумму исковых требований «КСК» предъявила к школе, сославшись на уступку права, которая произошла 6 июня 2016 года. Ответчик не признал исковые требования. Согласно его позиции, его не уведомили о новом кредиторе и уступке права, так что через месяц – 6 июля 2016 года – оплатила долг первоначальному контрагенту, «КостромаТеплоРемонту».

АС Костромской области опросил свидетелей. Работник, который передал уведомление секретарю, не попросил расшифровать подпись, поставить печать и входящий номер, а забрал бумагу просто с подписью и датой. Расшифровку секретарь поставила позднее по просьбе директора. Поскольку у истца есть юридическая служба, он должен был ответственнее отнестись к вопросу уведомления, решил суд. Вместо этого компания допустила неосмотрительность. Поскольку школу не уведомили по закону, оплата первоначальному кредитору является законной. С такими доводами костромской арбитраж отклонил требования «КСК».

На письме о переходе права требования не было ни входящего номера, ни штампа, ни – первоначально – расшифровки подписи. Поэтому суд решил, что уведомления не было.

Апелляционный суд нашел в этих рассуждениях ошибки. Если идти от противного, то в деле нет доказательств, которые бы опровергали факт уведомления школы. Более того, директор даже попросила секретаря расшифровать свою подпись, что развеивает всякие сомнения. А раз письмо было получено, то должник вправе не исполнять обязательство до получения подтверждения от первого кредитора, указывается в п. 20 54-го постановления. И если не дождется ответа в разумный срок – лишь тогда получит право отдать долг прежнему контрагенту. Но школа ничего не предпринимала целый месяц, а затем оплатила первому кредитору. Это нельзя назвать добросовестным поведением, указала апелляция. В итоге она удовлетворила иск «КСК» в полном объеме.

Сохранить неоплаченную цессию: миссия выполнима

Если в договоре об уступке права требования нет условия о цене, это еще не значит, что он недействительный или незаключенный, разъясняет п. 3 постановления Пленума ВС № 54. А квалифицировать его как дарение можно лишь в том случае, если будет точно известно, что цедент решил одарить цессионария. Такое разъяснение, направленное на сохранение цессии, применил АС Московского округа в деле № А40-4946/17. В нем «Голланд-Агро» взыскивало 20 млн руб. долга и процентов по договору займа со «Стройинициативы». В дело вступило ООО «Диалог», которое заявило, что получило права требования от истца и должно занять его место. «Голланд-Агро» не хотело терять возможность получить деньги с должника и заявило о фальсификации договора цессии. Но суды сочли, что таким образом истец просто возражает против своей замены конкурентом.

Тем не менее две инстанции нашли другие причины отклонить требования «Диалога». Они квалифицировали договор уступки как дарение, которое запрещено между коммерческими организациями. К этому выводу их привело 10-кратное расхождение суммы долга и платы за него – 16 млн руб. и 1,6 млн руб. Встречное представление не соответствует объему переданного права, решили два суда. К тому же оплаты по факту не было: этого не отрицали оба соперника.

С этим не согласилась «тройка» АС МО под председательством Светланы Закутской. Она напомнила, что переквалифицировать цессию в дарение можно лишь в одном случае – если доказано, что цедент намеревался одарить цессионария. А несоответствие объема требования и платы за него само по себе еще не говорит о ничтожности такой сделки (п. 10 инфописьма Президиума ВАС № 120 от 30 октября 2017 года). И раз уж суд отклонил заявление о фальсификации договора цессии и этот документ остался в деле – у суда не было оснований отказывать в замене истца, подытожил АС МО.

Нет заявления – нет замены

Если в ходе рассмотрения дела истец передал права требования другому, суд производит замену – но только по заявлению заинтересованного лица и с согласия цедента и цессионария. Это правило, изложенное в п. 33 постановления Пленума, напомнил 17-ый арбитражный апелляционный суд в деле № А60-557/2017. В нем экспертный центр «ФАР» взыскивал с СК «Согласие» 334 007 руб. страхового возмещения после ДТП. В ходе разбирательства истец сообщил, что продал права требования Евгению Камневу и ходатайствовал прекратить производство по делу, потому что оно стало неподведомственно арбитражному суду. АС Свердловской области изучил договор цессии и решил, что можно продолжить производство по делу, просто заменив истца.

Иного мнения оказался 17-ый ААС, куда пожаловался Камнев. Согласно общему правилу, при смене участника процесса нужно заявление правопреемника, отметила апелляция. Также она напомнила специальное разъяснение Пленума ВС, что в случае смены лица по цессии нужны заявление заинтересованного лица, согласие цедента и цессионария. Между тем ни экспертный центр «ФАР», ни Камнев не обращались с заявлением о процессуальном правопреемстве. С такими выводами апелляция отменила определение.

Зачет и уступка: как они соотносятся

Подрядчик «Атлант» заявил требования к «Строительному управлению РСТ» о взыскании 2,3 млн руб. долга по оплате работ, а ответчик подал встречный иск – об уплате 2,4 млн штрафов (дело № А27-25028/2016). Первоначальные требования удовлетворили полностью, встречные – в части. В итоге зачета со строительного управления взыскали 2 млн руб. Такое решение АС Кемеровской области огласил 26 сентября 2017 года.

А за неделю до этого, 20 сентября 2017 года, вступил в силу договор цессии, по которому «Атлант» передал права требования к заказчику ООО «КТМК». Однако цессионарий не торопился заявлять о вступлении в дело. Он дождался решения первой инстанции и обратился в суд лишь 9 ноября 2017 года. Это натолкнуло судью АС Кемеровской области Дамира Аюшева на мысль, что «КМТК» хочет «в обход законной процедуры изменить состоявшееся решение суда в части лица, в пользу которого принят судебный акт». А это не допускается в порядке процессуального правопреемства. О его невозможности говорит и состоявшийся зачет встречных исковых требований. Здесь судья сослался на п. 24 54-ого постановления Пленума: должник может заявить о зачете после того, как получит уведомление об уступке.

Цессионарий, уже получив право требования, не стал вступать в процесс, а дождался решения суда. Первая инстанция решила, что это попытка изменить судебный акт в обход закона.

Эти аргументы признал несостоятельными 7-й арбитражный апелляционный суд, который не нашел оснований отказать в замене стороны. Это возможно и на стадии исполнения судебного акта, когда цессионарий вступает в права в той части, в которой решение не исполнено (п. 35 постановления). Кроме того, апелляция отклонила доводы строительного управления, которое выступало против смены кредитора. Ответчик указывал на мнимость договора уступки как неоплаченного. Но для перехода права это не имеет никакого значения, возразила коллегия. К тому же, если договор мнимый, стороны не намереваются его исполнять, но «КТМК» решил вступить в процесс и воспользоваться своим правом. С такими аргументами апелляция заменила кредитора на нового.

Должник задним числом

Если арендатор заключил договор перенайма, то третье лицо полностью его заменяет в отношениях с арендодателем. То есть должен платить даже те долги, которые накопил предыдущий арендатор. Такое правило из п. 29 постановления Пленума № 54 действует, когда перенаем происходит с согласия арендодателя, а в договоре не указано иное. Его применил 10-ый ААС в деле администрации городского округа Домодедово против ИП Юлии Павловой. В 2016 году она стала арендатором муниципального земельного участка вместо ООО «Пилигрим». Чиновники взыскивали с нее долги за оплату и пени за 2014–2017 годы в размере порядка 8,2 млн руб., а также требовали расторгнуть договор и освободить землю. Но АС Московской области присудил администрации лишь 173 865 руб. неустойки. Часть долгов оказалась за пределами исковой давности. Другая часть набежала еще до того, как был заключен договор уступки – а значит, по мнению первой инстанции, платить должен был предыдущий арендатор, «Пилигрим». Ведь иного не было предусмотрено в договоре. Суд отказался и расторгать договор, потому что счел, что исковой порядок был не соблюден. Затем дело № А41-47256/17 попало в апелляцию. Она исправила нижестоящую инстанцию со ссылкой на постановление № 54: новый арендатор, наоборот, отвечает за долги старого, если в договоре не указано иного. Кроме того, 10-ый ААС счел, что претензионный порядок соблюден, расторгнул договор и предписал Павловой освободить участок.

Ссылка на основную публикацию