Новости раздела Доказательства в арбитражном процессе

Новости раздела Доказательства в арбитражном процессе

адвокатское бюро «Эксиора»,

В письменном виде

Никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы (ч. 5 ст. 71 АПК РФ).

Каждое доказательство в отдельности оценивается судом с точки зрения его относимости, допустимости и достоверности, а совокупность собранных по делу доказательств – с точки зрения их достаточности и взаимной связи (ч. 2 ст. 71 АПК РФ).

Доказательство признается достоверным, если содержащиеся в нем сведения соответствуют действительности (ч. 3 ст. 71 АПК РФ).

По смыслу ст. 71 АПК РФ, суд оценивает достоверность каждого доказательства по своему внутреннему убеждению, независимо от того, оспаривалась ли достоверность конкретного доказательства другими лицами, участвующими в деле. Результаты оценки доказательств, в том числе с точки зрения их достоверности, суд отражает в решении, приводя мотивы, по которым те или иные доказательства были им приняты или отвергнуты (ч. 7 ст. 71, п. 2 ч. 4 ст. 170 АПК РФ).

В свою очередь, сторона, участвующая в состязательном процессе, вправе оспаривать относимость, допустимость или достоверность доказательств, представленных другой стороной (ч. 1 ст. 41 АПК РФ). Одним из способов оспаривания достоверности доказательства служит заявление о его фальсификации (ст. 161 АПК РФ).

В ч. 1 ст. 161 АПК РФ содержится правило, согласно которому заявление участвующего в деле лица о фальсификации доказательства, представленного другой стороной подается в арбитражный суд в письменной форме. Связано это с тем, что в силу ч. 3 ст. 65 АПК РФ каждое лицо, участвующее в деле, должно раскрыть доказательства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений, перед другими лицами, участвующими в деле, до начала судебного заседания или в пределах срока, установленного судом. Таким образом, лица, участвующие в деле, по умолчанию имеют возможность заранее ознакомиться с доказательствами, представленными иными участниками процесса, и при необходимости подготовить письменное заявление о фальсификации.

Если заявление о фальсификации доказательства сделано в устной форме в ходе судебного заседания, то арбитражный суд должен отразить это заявление в протоколе и разъяснить участвующему в деле лицу, сделавшему указанное устное заявление, право на подачу письменного заявления о фальсификации доказательства (п. 36 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 13.08.2004 № 82 «О некоторых вопросах применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации»). При этом в целях реализации лицом, сделавшим устное заявление о фальсификации доказательства, своего процессуального права на подачу соответствующего письменного заявления, как того требует ч. 1 ст. 161 АПК РФ, арбитражный суд должен предоставить ему время, необходимое для подготовки письменного заявления (Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 07.02.2013 по делу № А45-14469/2012).

Если письменное заявление о фальсификации доказательства лицом, участвующем в деле, не подано, у арбитражного суда отсутствуют основания для его проверки по правилам ст. 161 АПК РФ (постановления Арбитражного суда Московского округа от 24.03.2016 № Ф05-1981/2016 по делу № А40-60760/2014, Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 16.05.2017 № Ф01-247/2017 по делу № А43-13489/2016).

По общему правилу заявление о фальсификации доказательства в порядке ст. 161 АПК РФ может быть сделано при рассмотрении дела в арбитражном суде первой инстанции. В суде апелляционной инстанции заявление о фальсификации может быть подано только в случаях, когда в силу объективных причин направившему его лицу ранее не были известны определенные факты. При этом к заявлению о фальсификации, которое представляется в апелляционном суде, должны быть приложены доказательства, обосновывающие невозможность его подачи в суд первой инстанции (абз. 4 п. 26 Постановления Пленума ВАС РФ от 28.05.2009 № 36 «О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в арбитражном суде апелляционной инстанции»).

Суд словам не верит

Судебная практика исходит из того, что письменное заявление о фальсификации доказательства должно быть обоснованным. Иными словами, лицо, участвующее в деле, должно не голословно утверждать, что доказательство фальсифицировано, а указать мотивы, по которым оно сомневается в его достоверности (постановления ФАС Московского округа от 05.10.2004, 28.09.2004 № КГ-А40/8710-04-П, ФАС Волго-Вятского округа от 14.11.2012 по делу № А43-31517/2011, Арбитражного суда Северо-Западного округа от 17.10.2016 № Ф07-6274/2016 по делу № А56-12918/2014).

Проверка обоснованности заявления о фальсификации доказательства осуществляется арбитражным судом в порядке, предусмотренном ст. 161 АПК РФ, согласно которой арбитражный суд:

– разъясняет уголовно-правовые последствия такого заявления (уголовная ответственность за фальсификацию доказательств предусмотрена ст. 303 Уголовного кодекса РФ; далее – УК РФ);

– исключает оспариваемое доказательство с согласия лица, его представившего, из числа доказательств по делу (в этом случае дело рассматривается по имеющимся доказательствам);

– проверяет обоснованность заявления о фальсификации, если лицо, представившее соответствующее доказательство, заявило возражения относительно его исключения из числа доказательств по делу.

Для проверки обоснованности заявления о фальсификации доказательства арбитражный суд может назначить экспертизу, истребовать другие доказательства или принять иные меры. При этом назначение экспертизы является лишь одним из возможных (но не обязательным) способов проверки обоснованности заявления о фальсификации (постановления Арбитражного суда Уральского округа от 12.09.2014 № Ф09-5301/14 по делу № А76-25069/2013, Арбитражного суда Северо-Западного округа от 19.05.2016 по делу № А56-44170/2015, Арбитражного суда Дальневосточного округа от 23.01.2017 № Ф03-5979/2016 по делу № А59-6240/2015).

Невыполнение арбитражным судом обязанностей по проверке заявления о фальсификации доказательства (принятие доказательства, в отношении которого было сделано такое заявление, без проверки) свидетельствует о существенном нарушении норм процессуального права и служит основанием для отмены принятого по делу судебного акта (постановления Президиума ВАС РФ от 15.12.2009 № 13611/09 по делу № А40-81615/08-31-795, от 04.10.2011 № 6616/11 по делу № А31-4210/2010-1741, от 25.06.2013 № 1095/13 по делу № А59-910/2012).

И подпись не моя!

Осенью 2017 года Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ рассмотрела три дела по жалобам на нарушение арбитражными судами положений ст. 161 АПК РФ.

Спор по делу № А43-5669/2015 возник из договора купли-продажи недвижимости. Истцы (наследники продавца) требовали расторгнуть договор и вернуть шесть проданных объектов, мотивируя это тем, что ответчик (покупатель) их не оплатил. Ответчик возражал против иска, указывая, что надлежащим образом исполнил обязанность по оплате. В подтверждение своих возражений ответчик ссылался на подписанный продавцом акт приема-передачи, в котором содержалось указание на произведенную оплату по договору. Истцы заявили о фальсификации акта приема-передачи, отметив, что подпись продавца на нем не похожа на его подпись в договоре купли-продажи, в связи с чем просили назначить судебную экспертизу. Арбитражный суд Нижегородской области это заявление о фальсификации доказательства отклонил и Решением от 07.07.2016 отказал в иске.

Заявление о фальсификации было отклонено арбитражным судом первой инстанции по мотиву его неубедительности. Суд отметил, что явного несоответствия подписей на акте и договоре не наблюдается и к тому же «непохожесть» подписей сама по себе не свидетельствует о том, что они поставлены разными людьми.

Постановлениями Первого арбитражного апелляционного суда от 11.11.2016, Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 06.03.2017 Решение Арбитражного суда Нижегородской области от 07.07.2016 по делу № А43-5669/2015 было оставлено в силе.

Определением ВС РФ от 28.09.2017 по делу № 301-ЭС17-7046, А43-5669/2015 указанные судебные акты были отменены, дело направлено на новое рассмотрение. ВС РФ пришел к выводу о том, что, отклонив ходатайство о проведении экспертизы, суд первой инстанции по существу лишил истцов возможности реализации принадлежащих им процессуальных прав и обязанностей по доказыванию своих требований. Кроме того, ВС РФ отметил, что решение вопроса о подлинности подписи продавца в акте приема-передачи имеет важное значение для рассмотрения дела, а суд специальными познаниями по установлению подлинности подписи не обладает.

В деле № А07-2906/2016 стороны (правообладатель и приобретатель) подписали предварительный договор, в соответствии с которым обязались в течение года заключить договор об отчуждении исключительного права на товарный знак. Впоследствии приобретатель направил правообладателю предложение о заключении основного договора, на которое тот ответил отказом. В связи с этим приобретатель обратился в арбитражный суд с иском к правообладателю о заключении основного договора.

Решением Арбитражного суда Республики Башкортостан от 05.10.2016 заявленные требования были удовлетворены.

В судебном заседании апелляционной инстанции ответчик на основании ст. 161 АПК РФ заявил о фальсификации предварительного договора. Восемнадцатый арбитражный апелляционный суд, приняв во внимание, что в суде первой инстанции ответчик пояснял, что не подписывал предварительный договор, а также учтя визуальные отличия подписей генерального директора в паспорте, в предварительном договоре и в заявлении о фальсификации доказательства, приступил к проверке обоснованности последнего. Суд предупредил стороны об уголовной ответственности в соответствии со ст. 303, 306 УК РФ и, поскольку истец не согласился исключить спорный договор из числа доказательств по делу, поставил на обсуждение вопрос о назначении почерковедческой экспертизы. В следующем судебном заседании истец, однако, попросил суд исключить предварительный договор из числа доказательств по делу, и суд это ходатайство удовлетворил. Поскольку предварительный договор был исключен из числа доказательств, Постановлением Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 26.12.2016 Решение Арбитражного суда Республики Башкортостан от 05.10.2016 по делу № А07-2906/2016 было отменено, в удовлетворении иска отказано.

Суд по интеллектуальным правам, рассматривая дело по кассационной жалобе истца, пришел к выводу о том, что апелляционный суд необоснованно принял к рассмотрению заявление ответчика о фальсификации предварительного договора, поскольку тот не привел мотивов, по которым это заявление не было сделано в арбитражном суде первой инстанции. В связи с этим Постановлением Суда по интеллектуальным правам от 14.04.2017 № С01-249/2017 Постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 26.12.2016 по делу № А07-2906/2016 было отменено, а Решение Арбитражного суда Республики Башкортостан от 05.10.2016 оставлено в силе.

Определением ВС РФ от 26.10.2017 № 309-ЭС17-9988, А07-2906/2016 все указанные судебные акты были отменены, дело направлено на новое рассмотрение. ВС РФ указал, что при рассмотрении дела в арбитражном суде первой инстанции ответчик оспаривал факт подписания им предварительного договора, однако суд в нарушение требований ст. 71 АПК РФ эти доводы не исследовал и правовой оценки им не дал. ВС РФ также учел, что ответчик по сути не имел возможности подготовить заявление о фальсификации доказательства при рассмотрении дела в арбитражном суде первой инстанции, поскольку, отклонив ходатайство ответчика о передаче дела по подсудности (определение об этом может быть обжаловано), суд не отложил судебное разбирательство, а объявил в нем перерыв. Кроме того, ВС РФ принял во внимание, что истец не направлял ответчику копию предварительного договора вместе с исковым заявлением, а сделал это значительно позднее.

Можно и без ходатайства

В третьем случае Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области в рамках дела о банкротстве № А56-71402/2015 рассматривал заявление общества о включении его требований в реестр требований кредиторов должника-физического лица. Иск был основан на соглашении, по которому стороны договорились, что должник выплатит обществу долг и проценты за исполнение последним в качестве поручителя должника обязанностей по погашению долга перед банком.

В судебном заседании по рассмотрению этого заявления был объявлен перерыв. После перерыва в ответ на вопрос суда о наличии у участвующих в обособленном споре лиц каких-либо ходатайств один из кредиторов (банк) пояснил, что у него имеется ходатайство о фальсификации соглашения, на основании которого заявлено требование. Однако суд данное ходатайство к рассмотрению не принял, мотивировав это тем, что перерыв в судебном заседании был объявлен для вынесения судебного акта по существу спора. Определением от 04.08.2016 по делу № А56-71402/2015 Арбитражного суда Санкт-Петербурга и Ленинградской области включил заявленные требования в реестр требований кредиторов, указав на то, что заявления о фальсификации соглашения в порядке ст. 161 АПК РФ банк не сделал, ходатайства о назначении экспертизы не заявил. Постановлениями Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 13.12.2016, Арбитражного суда Северо-Западного округа от 31.03.2017 это Определение было оставлено в силе.

Определением ВС РФ от 16.11.2017 № 307-ЭС17-1676 по делу № А56-71402/2015 принятые нижестоящими судами акты были отменены, а обособленный спор направлен на новое рассмотрение. ВС РФ отметил, что до объявления перерыва в судебном заседании арбитражный суд первой инстанции не объявил о завершении стадии исследования доказательств, в связи с чем отказ в принятии к рассмотрению заявления банка о фальсификации доказательства противоречит правилам ст. 159, 163, 167, 184 АПК РФ. Также ВС РФ указал, что отсутствие ходатайства о назначении экспертизы не являлось основанием для оставления без рассмотрения заявления о фальсификации доказательства, поскольку судебная экспертиза в целях проверки обоснованности такого заявления может быть назначена по инициативе суда. Применительно к обстоятельствам данного дела арбитражный суд первой инстанции был обязан принять к рассмотрению заявление о фальсификации и при отказе стороны, представившей соглашение, исключить его из числа доказательств, осуществить проверку этого заявления по правилам ст. 161 АПК РФ, в том числе посредством истребования от сторон дополнительных доказательств, подтверждающих либо достоверность оспариваемого доказательства, либо наличие (отсутствие) фактов, в подтверждение (опровержение) которых оно было представлено.

Обзор КС: про доказывание в гражданском и арбитражном процессе

Конституционный суд опубликовал наиболее значимые правовые позиции по вопросам доказывания в гражданском и арбитражном судопроизводстве. Согласно им, оценка доказательств, включая показания свидетелей и экспертные заключения, относится к исключительной компетенции суда. Но при этом судебным органам запрещено оценивать обстоятельства дела произвольно. Суд должен руководствоваться только законом.

Если одна из сторон заявляет о подложности имеющихся в деле доказательств, суд имеет право назначить экспертизу или предложить участникам процесса предоставить другие доказательства. При этом суд не обязан этого делать и должен исходить из совокупности обстоятельств дела.

Заявлять о подложности доказательств, которые рассмотрены судом первой инстанции, при апелляционном рассмотрении дела нельзя, так как оценку этих доказательств невозможно уже исключить из материалов дела.

Гражданский процесс имеет состязательный характер, и стороны сами несут ответственность за доказывание обстоятельств, на которые ссылаются. Роль суда состоит в том, чтоб обеспечить им для этого равные возможности.

При этом, если одна из сторон уклоняется от участия в экспертизе, суд вправе установить презумпцию тех фактов, которые эта экспертиза должна была установить. Такая норма не позволяет недобросовестным участникам процесса воспрепятствовать правосудию своим бездействием.

Суд принимает значимые для процесса факты, которые установлены другим судом в рамках другого дела, пока они не опровергнуты. Признание преюдициального значения предшествующих судебных решений позволяет избежать противоречий и способствует правовой определенности.

При отказе прокурора от иска, предъявленного в защиту прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц, судебные издержки ответчика компенсируют за счёт бюджета. Исключение – случаи, когда отказ от иска связан с тем, что ответчик удовлетворил требования прокуратуры добровольно.

Запрет на допрос определённых лиц в качестве свидетелей не распространяется на должностных лиц организации, с которой заявитель состоит в трудовых отношениях. В рамках судебного спора о действиях таких лиц в отношении работника их разрешается допрашивать как свидетелей.

Суд уполномочен оценивать доказательства и должен руководствоваться при этом только Конституцией, федеральными законами и другими нормативными актами. Соблюдение этих принципов гарантирует проверка его решений судами вышестоящих инстанций.

При необходимости рассмотреть вопросы, которые требуют специальных знаний, суд назначает экспертизу. Суд вправе сделать это и при неявке одной из сторон процесса на заседание, если для неё не было уважительной причины. В случае сомнений в правильности или обоснованности первоначального заключения суд вправе назначить повторную экспертизу. Если суд отказал в повторной экспертизе, то участник процесса вправе оспорить это в апелляционной жалобе.

Отказ или удовлетворение ходатайства о назначении экспертизы суд должен мотивировать. Решение он принимает в зависимости от того, имеют ли обсуждаемые обстоятельства значение для дела.

Суд не обязан удовлетворять каждое ходатайство о вызове свидетеля. Решение об этом он принимает, исходя из обстоятельств дела. При этом суд не уполномочен произвольно решать вопрос о допустимости доказательств, включая показания свидетелей.

Если ответчик признал иск, суд не должен исследовать доказательства и обстоятельства дела и не обязан обосновывать принятое решение.

Список вопросов при проведении экспертизы составляет суд. При этом стороны процесса вправе предложить свои вопросы, а суд не имеет права немотивированно их отклонить.

Суд вправе оказывать содействие при истребовании и сборе доказательств сторонам и другим лицам, участвующим в деле, если для них это затруднительно. Каждое такое решение он принимает, исходя из конкретных обстоятельств дела.

Суд вправе привлечь к ответственности лиц, которые отказываются по его требованию предоставить доказательства, если для этого нет уважительной причины. Если доказательства удерживает у себя одна из сторон процесса, суд руководствуется объяснениями другой стороны.

ВС пояснил порядок проверки арбитражным судом заявления о фальсификации доказательств в деле

По мнению одного из экспертов «АГ», ВС РФ исправил очевидные процессуальные ошибки нижестоящих инстанций. Другая полагает, что благодаря определению ВС РФ лицам, участвующим в деле, будет проще при рассмотрении жалоб убедить судей апелляционной и кассационной инстанций, что нерассмотрение заявления о фальсификации является основанием для отмены судебного акта.

Верховный Суд вынес Определение № 308-ЭС20-16740 по спору о взыскании денежных средств за не поставленный товар по договору поставки нефтепродукта, в котором рассмотрел вопрос о том, как следует реагировать на заявления о фальсификации доказательств в арбитражном споре.

В октябре 2017 г. ООО «СУГ Регионраспределение» и ООО «Углерод» заключили договор поставки нефтегазоконденсатной смеси. По условиям договора отчетным периодом поставки был календарный месяц, товар поставлялся покупателю ж/д транспортом на основании заявок последнего, сама поставка следовала за предварительной оплатой товара.

Далее «Углерод» обратился в суд с иском к контрагенту в связи с непоставкой товара, истец потребовал возврата предоплаты в размере свыше 1,4 млн руб. и 17,5 тыс. руб. неотоваренной предоплаты по предшествующим поставкам с учетом акта сверки.

Три судебные инстанции сочли, что спор между сторонами возник относительно качества поставленного товара в конкретной цистерне № 57291916 по накладной № ЭА 604911, и удовлетворили требования истца, квалифицировав удержание ответчиком спорной суммы как неосновательное обогащение. При этом апелляция привлекла к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, грузоотправителя ООО «Крезол-НефтеСервис». Апелляционный суд также приобщил к материалам дела дополнительные доказательства, в том числе акт от 5 декабря 2018 г., которым было установлено расхождение по количеству и качеству при приемке товарно-материальных ценностей, признав их относимыми и допустимыми.

Учитывая расхождения объема газового конденсата на начало перемещения указанной цистерны и на момент выгрузки, вторая инстанция предложила сторонам дать письменные пояснения в обоснование причин расхождения. Поскольку ответчиком и третьим лицом судебное определение не было исполнено, апелляция сочла расхождение по объему товара не имеющим правового значения для рассмотрения спора, признав значимым лишь установленный факт распоряжения ответчиком поступившей в адрес истца указанной цистерны путем продажи товара третьему лицу – обществу «Крезол-НефтеСервис». Таким образом, апелляционный суд счел, что вне зависимости от наличия либо отсутствия у истца оснований заявлять о ненадлежащем качестве товара газовый конденсат, фактически не полученный последним, оплачен быть не может, а совершенный платеж в такой ситуации влечет неосновательное обогащение ответчика и подлежит возврату.

В кассационной жалобе в Верховный Суд общество «СУГ Регионраспределение» сослалось на допущенные нижестоящими инстанциями существенные нарушения норм материального и процессуального права, повлиявшие на исход дела. В частности, заявитель отметил, что апелляция в нарушение ч. 3 ст. 266 АПК РФ привлекла к участию в деле третье лицо, истребовала и приобщила к делу недопустимые доказательства, не разрешив заявленные ответчиком ходатайств о фальсификации доказательства (акта от 5 декабря 2018 г. № 14) и о привлечении к участию в деле в качестве третьего лица – ОАО «РЖД», осуществляющего спорную поставку. Все это, по мнению заявителя, нарушило принцип состязательности и равноправия сторон судебного процесса. Общество также указало на неверную квалификацию первой инстанцией сложившихся между сторонами отношений по поставке товара и отсутствие в резолютивной части апелляционного постановления указания на оставление жалобы без удовлетворения.

После изучения материалов дела № А53-14262/2019 Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ отметила, что между сторонами фактически возник спор по возврату стоимости товара, поставленного в цистерне, оплаченного истцом по 100% предоплате. Не согласившись с представленным актом от 5 декабря 2018 г., общество «СУГ Регионраспределение» ранее направляло в суд апелляционной инстанции электронное заявление о фальсификации документа, в котором также просило назначить судебную техническую экспертизу.

Как пояснила высшая судебная инстанция со ссылкой на ч. 1 ст. 161АПК РФ, если лицо, участвующее в деле, обратится в арбитражный суд с заявлением в письменной форме о фальсификации доказательства, представленного другим лицом, участвующим в деле, суд выполняет следующие действия: разъясняет уголовно-правовые последствия такого заявления; исключает оспариваемое доказательство с согласия лица, его представившего, из числа доказательств по делу; проверяет обоснованность заявления о фальсификации доказательства, если лицо, представившее это доказательство, заявило возражения относительно его исключения из числа доказательств по делу. В этом случае арбитражный суд принимает законные меры для проверки достоверности заявления о фальсификации доказательства, в том числе назначает экспертизу, истребует другие доказательства или принимает иные меры.

При этом способы проверки заявления о фальсификации доказательств определяются судом, однако их выбор должен соответствовать конкретным обстоятельствам дела и доводам, положенным в основу заявления о фальсификации. Результаты рассмотрения заявления о фальсификации доказательства арбитражный суд отражает в протоколе судебного заседания. «Между тем из материалов дела не усматривается, что суд апелляционной инстанции принял процессуальное решение по итогам рассмотрения заявления о фальсификации, как это предусмотрено ст. 161 АПКРФ, что могло привести к принятию неправильного судебного акта. Поскольку судом не приняты меры по проверке обоснованности указанного заявления, вывод суда апелляционной инстанции о том, что данный акт не оспорен ответчиком, не соответствует имеющимся в деле доказательствам», – отмечено в определении Суда.

Верховный Суд также не согласился с апелляцией в том, что спорный товар был возвращен и получен третьим лицом, поскольку, как следует из отзыва последнего, полученный им в конкретной цистерне по определенной накладной груз поступил надлежащего качества и принят в полном объеме, что противоречит доводам истца о поставке ему данного товара ненадлежащего качества, с расхождением по количеству. «С учетом изложенного судебная коллегия полагает преждевременным вывод суда о том, что именно спорный товар, поставленный истцу в цистерне № 57291916 по накладной по накладной № ЭА604911, был возвращен обществом “Углерод” и получен третьим лицом», – заключил ВС.

Он добавил, что апелляция не учла, что в силу ч. 6.1 ст. 268 АПК РФ она должна была при наличии оснований, предусмотренных ч. 4 ст. 270 этого Кодекса, рассмотреть дело по правилам, установленным для рассмотрения дела в арбитражном суде первой инстанции. «Делая вывод о наличии оснований для привлечения к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, общества “Крезол-НефтеСервис”, чьи права и обязанности могут быть затронуты настоящим судебным актом, суд апелляционной инстанции не учел, что согласно ч. 3 ст. 266 АПК РФ в суде апелляционной инстанции не применяются правила о привлечении к участию в деле третьих лиц и, в нарушение ч. 6.1 ст. 268 АПК РФ, не перешел к рассмотрению дела по правилам, установленным для рассмотрения дела в арбитражном суде первой инстанции», – указал ВС, отменив судебные акты нижестоящих инстанций и вернув дело на новое рассмотрение в апелляцию.

Адвокат АП г. Москвы Алина Емельянова полагает, что ВС РФ исправил очевидные процессуальные ошибки нижестоящих инстанций. «Следует отметить, что по вопросу порядка привлечения третьих лиц к участию в деле в суде апелляционной инстанции ранее высказывался и Президиум ВАС РФ в п. 42 Информационного письма от 13 августа 2004 г. № 82 (ред. от 1 июля 2014 г.), тогда Суд однозначно указал на необходимость в таких случаях перейти к рассмотрению дела по правилам, установленным для рассмотрения дела в арбитражном суде первой инстанции», – пояснил она.

Юрист практики разрешения споров АБ «Инфралекс» Марина Крайнова отметила, что в рассматриваемом деле окружной суд не исправил допущенные судом апелляционной инстанции грубые нарушения норм процессуального права (привлечение третьего лица без перехода к рассмотрению дела по правилам суда первой инстанции, нерассмотрение заявления о фальсификации), они были исправлены Верховным Судом РФ. «Данные нарушения являются грубыми, поскольку они не связаны с усмотрением суда, а являются нарушением установленной АПК РФ процедуры рассмотрения дела и могли привести к принятию неправильного судебного акта», – пояснила она.

По словам эксперта, в соответствии с нормами АПК РФ переход к рассмотрению дела по правилам суда первой инстанции и привлечение третьего лица возможны только в исключительных случаях. «Однако в настоящем деле такие основания судом апелляционной инстанции установлены не были. Как указал суд апелляционной инстанции, основанием для привлечения третьего лица к участию в деле послужило то, что выводы суда апелляционной инстанции могут затронуть права и обязанности привлеченного третьего лица, но данное основание не предусмотрено АПК РФ. Третье лицо может быть привлечено к участию в деле, если судебный акт может повлиять на права и обязанности лица по отношению к одной из сторон, при этом эти обстоятельства должны быть установлены судом первой инстанции. Если судебный акт принят о правах и обязанностях лица, не привлеченного к участию в деле, такой судебный акт подлежит безусловной отмене в силу ст. 270 АПК РФ. Однако суд апелляционной инстанции такие обстоятельства не устанавливал, к рассмотрению дела по правилам суда первой инстанции не переходил», – отметила Марина Крайнова.

Юрист добавила, что в практике иногда встречаются ситуации, когда суды не рассматривают заявления о фальсификации (например, постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 29 марта 2016 г. № Ф03-682/2016 по делу № А16-149/2015). «Благодаря этому определению ВС РФ лицам, участвующим в деле, будет проще при рассмотрении жалоб убедить судей апелляционной и кассационной инстанций, что нерассмотрение заявления о фальсификации является основанием для отмены судебного акта», – заключила Марина Крайнова.

Глава 7. Доказательства и доказывание

Судебная практика и законодательство — АПК РФ. Глава 7. Доказательства и доказывание

Суд апелляционной инстанции, повторно исследовав и оценив представленные в материалы дела доказательства по правилам главы 7 Кодекса, в том числе заключение дополнительной судебной экспертизы, признанного допустимым и достоверным доказательством, руководствуясь положениями Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ “Об обществах с ограниченной ответственностью”, пришел к выводу о том, что действительная стоимость доли истца уставном капитале общества и подлежащая выплате ему (за вычетом полученных 260 000 рублей) составляет 23 007 000 рублей. Поскольку обществом указанная сумма Бабаджаняну М.А. выплачена не была, суд апелляционной инстанции признал заявленное истцом требование подлежащим удовлетворению.

Удовлетворяя требования о взыскании задолженности по оплате стоимости поставленного на основании договора поставки товара, суд первой инстанции, с которым согласились суды апелляционной инстанции и округа, оценив в совокупности представленные в дело доказательства по правилам главы 7 Кодекса, руководствуясь статьями 309, 310 и положениями главы 30 Гражданского кодекса Российской Федерации, исходил из доказанности истцом факта поставки кооперативу товара, отсутствия доказательств уплаты задолженности.

Оценив в соответствии с требованиями главы 7 Кодекса представленные сторонами доказательства, в их совокупности и взаимосвязи, руководствуясь статьями 181, 195, 199, 200 Гражданского кодекса Российской Федерации, применив к данным требованиям годичный срок исковой давности, предусмотренный пунктом 2 статьи 181 Гражданского кодекса Российской Федерации, течение которого началось, по мнению судов, со дня, когда центр узнал о нарушении своего права, суды пришли к выводу о невозможности удовлетворения иска в силу положений пункта 2 статьи 199 Гражданского кодекса Российской Федерации вследствие истечения срока исковой давности, о применении которой заявлено обществом.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции, с выводами которого согласились суды апелляционной инстанции и округа, исследовав и оценив по правилам главы 7 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации представленные в дело доказательства, исходил из того, что предъявлением настоящего иска, который признавался Кодзаевым А.К., преследовалась цель пересмотра в порядке, не предусмотренном действующим процессуальным законодательством, вступивших в законную силу судебных актов по делам N А61-135/2012, N А61-3791/2012, N А61-2592/2014 и N А61-142/2014, в рамках которых оспаривалось право Тедеева Т.М. на долю уставного капитала общества.

Оценив соответствии с нормами главы 7 Кодекса представленные сторонами доказательства, в их совокупности и взаимосвязи, учитывая вступившее в законную силу постановление инспекции от 06.04.2015, исходя из фактических обстоятельств дела, руководствуясь положениями Федерального закона от 02.10.2007 N 229-ФЗ “Об исполнительном производстве”, Федерального закона от 21.07.1997 N 118-ФЗ “О судебных приставах”, правовой позицией, изложенной в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.07.2013 N 61 “О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с достоверностью адреса юридического лица”, установив, что судебным приставом приняты все меры по вручению заявителю постановления о возбуждении исполнительного производства, срок для добровольного исполнения требований исполнительного документа истек, суд первой инстанции пришел к выводу о правомерности постановления судебного пристава.

Удовлетворяя заявленные требования и признавая ненормативные акты антимонопольного органа незаконными, суды первой и апелляционной инстанций, оценив представленные сторонами в материалы дела доказательства по правилам главы 7 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, руководствуясь положениями статей 4, 16 Закона о защите конкуренции, исходили из недоказанности наличия между сторонами антиконкурентного соглашения при проведении торгов.

Оценив в соответствии с требованиями главы 7 Кодекса представленные сторонами доказательства, в их совокупности и взаимосвязи, суды пришли к выводу об отсутствии оснований для пересмотра судебного акта по новым обстоятельствам, установленным статьей 311 Кодекса, поскольку доводы заявителя о наличии (отсутствии) у Горюшина В.В. полномочий на таможенное оформление спорной декларации от имени общества направлены на переоценку установленных по делу доказательств.

Суд апелляционной инстанции, исходя из надлежащей оценки представленных в материалы дела доказательств по правилам главы 7 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, руководствуясь положениями статей 421, 702 – 739, 779 – 783 Гражданского кодекса Российской Федерации, пунктом 8 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 24.01.2000 N 51 “Обзор практики разрешения споров по договору строительного подряда”, установив надлежащее исполнение предпринимателем своих обязательств по спорному договору в части требований и, как следствие, установив обязанность общества по оплате оказанных услуг, соответствующих условиям договора, правомерно удовлетворил исковые требования в указанной части.

Суды, исходя из оценки представленных в материалы дела доказательств по правилам главы 7 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, руководствуясь положениями статей 9, 10, 307 – 310, 329, 330, 420, 421, 424, 431, 779, 781 Гражданского кодекса Российской Федерации, установив факт наличия и размер задолженности общества перед предпринимателем за оказанные по договору услуги, констатировав отсутствие доказательств оплаты обществом указанной задолженности, правомерно удовлетворили исковые требования.

Разрешая спор, суды первой и апелляционной инстанций, оценили представленные по делу доказательства по правилам главы 7 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и, руководствуясь пунктом 2 статьи 61.2 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)”, констатировали наличие оснований для признания оспариваемых сделок недействительными как совершенных безвозмездно, в пользу заинтересованного лица (близкой родственницы) и с целью причинения вреда имущественным правам кредиторов.

Кроме того, в случае устранения установленных правоохранительным органом причин, явившихся основанием для аннулирования регистрационного действия, восстановление регистрационного учета производится в соответствии с решением указанного органа с выдачей новых регистрационных документов и регистрационных знаков, а также паспорта транспортного средства; в иных случаях, при условии соответствия транспортного средства установленным требованиям безопасности дорожного движения, регистрационный учет может быть восстановлен на основании судебных решений (пункт 51 Правил регистрации автомототранспортных средств и прицепов к ним в Государственной инспекции безопасности дорожного движения Министерства внутренних дел Российской Федерации). Соответственно, в случае обжалования собственником транспортного средства действий органов и должностных лиц, осуществляющих регистрацию транспортных средств, суд, принимая решение по делу, не вправе исходить из одного лишь факта подделки паспорта транспортного средства, совершенной иным лицом, – без установления и оценки по общим правилам доказывания, предусмотренным главой 6 ГПК Российской Федерации и главой 7 АПК Российской Федерации, всех обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела.

Доказательства, представленные налоговым органом, нельзя признать допустимыми и использовать для установления какого-либо факта. Все доводы налогового органа не отвечают требованиям доказательств, изложенных в гл. 14 НК РФ и гл. 7 АПК РФ и порядку их получения. Заключение технического исследования от 09.07.2004 не имеет отношения к проведению мероприятий налогового контроля в отношении ООО “Редуктор-Энерго”, т.к. указанное мероприятие проводилось в рамках уголовного судопроизводства, а не налогового контроля. Ссылка налоговой инспекции на ст. 95 НК РФ необоснованна, т.к. не представлено доказательств договорной основы привлечения какого-либо эксперта либо постановления должностного лица налогового органа о назначении экспертизы. Протокол обследования помещений, сооружений, участков местности и транспортных средств от 08.07.2004 (приложение N 22 к акту проверки) не отвечает требованиям ст. 92 НК РФ, поскольку обследование проведено в рамках Законов РФ “О милиции” и “Об оперативно-розыскной деятельности”, а не в рамках мероприятий налогового контроля. Черновые записи, произведенные налоговым инспектором Красновой О.А. (приложение N 28 к акту проверки) не соответствуют требованиям ст. ст. 92, 93, 94 НК и ст. 64 АПК РФ.

По смыслу правовой позиции, выраженной Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от 22 апреля 2011 года N 5-П, сам по себе факт отсутствия паспорта транспортного средства не может выступать непреодолимым препятствием для регистрации транспортного средства – при условии установления его соответствия требованиям безопасности дорожного движения; в случае обжалования собственником транспортного средства действий органов и должностных лиц, осуществляющих их регистрацию, суд не вправе принимать решение по делу исходя только из подобных фактов, без установления и оценки по общим правилам доказывания, предусмотренным главой 6 ГПК Российской Федерации и главой 7 АПК Российской Федерации, всех обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела.

При этом по смыслу правовой позиции, выраженной Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от 22 апреля 2011 года N 5-П, сам по себе факт отсутствия паспорта транспортного средства не может выступать непреодолимым препятствием для регистрации транспортного средства – при условии установления его соответствия требованиям безопасности дорожного движения. В случае обжалования собственником транспортного средства действий органов и должностных лиц, осуществляющих регистрацию транспортных средств, суд, принимая решение по делу, не вправе исходить из одного лишь факта отсутствия паспорта транспортного средства – без установления и оценки по общим правилам доказывания, предусмотренным главой 6 ГПК Российской Федерации и главой 7 АПК Российской Федерации, всех обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела.

При этом, по смыслу выраженной в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 22 апреля 2011 года N 5-П правовой позиции, сам по себе факт отсутствия паспорта транспортного средства не может выступать непреодолимым препятствием для регистрации транспортного средства – при условии установления его соответствия требованиям безопасности дорожного движения. В случае обжалования собственником транспортного средства действий органов и должностных лиц, осуществляющих регистрацию транспортных средств, суд, принимая решение по делу, не вправе исходить из одного лишь факта отсутствия паспорта транспортного средства – без установления и оценки по общим правилам доказывания, предусмотренным главой 6 ГПК Российской Федерации и главой 7 АПК Российской Федерации, всех обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела.

Новости раздела Доказательства в арбитражном процессе

  • Автострахование
  • Жилищные споры
  • Земельные споры
  • Административное право
  • Участие в долевом строительстве
  • Семейные споры
  • Гражданское право, ГК РФ
  • Защита прав потребителей
  • Трудовые споры, пенсии

С 01.10.2019 года в статью 56 ГПК РФ “Обязанность доказывания” введена часть 3, где указано, что “каждое лицо, участвующее в деле, должно раскрыть доказательства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений, перед другими лицами, участвующими в деле, в пределах срока, установленного судом, если иное не установлено настоящим Кодексом”.

Указанная норма права является новой для гражданского процесса, однако, аналогичная норма существовала и существует в АПК РФ. Согласно ч. 3 статьи 65 АПК РФ, “каждое лицо, участвующее в деле, должно раскрыть доказательства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений, перед другими лицами, участвующими в деле, до начала судебного заседания или в пределах срока, установленного судом, если иное не установлено настоящим Кодексом”.

Несмотря на наличие в указанных статьях понятия “раскрытие доказательств”, само это понятие и его признаки не раскрыты в законодательстве.

Этот пробел в законодательном регулировании попытался устранить Высший Арбитражный Суд РФ. Так, в п. 16 Постановления Пленума ВАС РФ от 20.12.2006 N 65 “О подготовке дела к судебному разбирательству” были даны следующие разъяснения:

“Под раскрытием доказательств следует понимать представление лицом, участвующим в деле, по своей инициативе и по предложению суда другим лицам, участвующим в деле, и суду всех имеющихся у него доказательств, на основании которых могут быть установлены обстоятельства, обосновывающие его требования и возражения. Раскрытие доказательств предполагает не только их представление, обмен состязательными документами, но и их обозначение, сопровождающееся ходатайством об истребовании судом необходимого доказательства.

Доказательства должны быть раскрыты лицами, участвующими в деле, в срок, установленный судьей по согласованию с лицами, участвующими в деле.

Непредставление или несвоевременное представление доказательств по неуважительным причинам, направленное на затягивание процесса, может расцениваться арбитражным судом как злоупотребление процессуальными правами. При наличии таких обстоятельств суд вправе в соответствии с частью 2 статьи 111 АПК РФ отнести все или часть судебных расходов, независимо от результатов рассмотрения дела, на лицо, злоупотребляющее своими процессуальными правами, о чем целесообразно предупредить стороны во время подготовки дела к судебному разбирательству”.

В доктрине права предлагаются следующие варианты понимания обсуждаемого термина:

“..Под раскрытием доказательств следует понимать деятельность лиц, участвующих в деле, в рамках любого вида производства и по любой категории дел по заблаговременному (своевременному), до начала основного судебного заседания, ознакомлению других лиц, участвующих в деле, со всеми доказательствами, на которые они ссылаются как на основание своих требований или возражений, по доведению до лиц, участвующих в деле, сведений о наличии и основном содержании доказательственного материала, на основании которого могут быть установлены обстоятельства, обосновывающие требования или возражения лица (обозначение доказательств), по передаче лицам, участвующим в деле, состязательных документов, копий доказательств, независимо от того, имеются ли эти доказательства у иных лиц, участвующих в деле, а также и деятельность судебных органов по предоставлению возможности лицам, участвующим в деле, заблаговременно ознакомиться с имеющимися в материалах дела доказательствами, кроме установленных федеральным законом исключений из данного правила, с наступлением для лиц, участвующих в деле, неблагоприятных процессуальных последствий в случае невыполнения установленных требований”. (Кайзер Ю.В. Понятие и признаки раскрытия доказательств как этапа судебного доказывания // Российский судья. 2010. N 4. С. 37 – 40).

Раскрытие доказательств “необходимо рассматривать как процедуру, благодаря которой документы становятся известными другой стороне, а также как процедуру, на определенном этапе которой сторона может ознакомиться с содержанием данных документов”. При этом, данный вывод автор мотивирует следующим: “сложно согласиться с утверждением, что “раскрытие доказательств связано прежде всего с обменом лицами, участвующими в деле, состязательными документами и доказательствами”. Основное отличие раскрытия от иных процедур состоит в том, что раскрытие должно представлять собой доведение до лиц, участвующих в деле, информации о существовании определенных документов, имеющих отношение к рассматриваемому спору (либо о том, что эти документы существовали, но были утрачены, уничтожены), а также предоставление возможности этим лицам ознакомиться с содержанием данных документов. К информации о существовании документов стоит относить также сведения о том, где и у кого хранятся данные документы, наименование документа и описание содержащейся в нем информации”. (Лозовицкая А.Д. Раскрытие доказательств как инструмент “процессуальной революции” // Арбитражный и гражданский процесс. 2019. N 5. С. 33 – 37.).

О других новеллах процессуальной реформы 2019 года см. обзорВажные изменения в ГПК РФ, АПК РФ и КАС РФ с 01.10.2019 г.

Доказывание в арбитражном процессе

Марк Епатко

Санкт-Петербургский Институт адвокатуры – Межрегиональный учебный центр ФПА РФ приглашает принять участие в онлайн-курсе «Доказывание в арбитражном процессе», который состоится 7, 9, 14 и 16 сентября с 11.00 до 13.00 с использованием платформы Zoom. Записаться на семинар можно по ссылке.

О мероприятии:

Процесс доказывания в разных процессах и по различным категориям споров сильно отличается. Доказательства в арбитражном процессе обычно собираются участниками спора вне судебной процедуры. Однако и Арбитражный процессуальный кодекс РФ, и суд в процессе правоприменения предъявляют к доказательству множество требований. Особенно это касается электронных доказательств, которые настойчиво проникают в современный судебный процесс.

На семинаре будет представлен авторский подход к работе с доказательствами в арбитражном процессе, выработанный в результате собственной многолетней судебной практики ведущих тренинга.

Большое внимание будет уделено стратегии и тактике ведения арбитражного дела, будут анализироваться типичные ошибки участников процесса в сфере судебного доказывания, даны рекомендации по сбору, исследованию доказательств и участию в их оценке судом.

Семинар будет сопровождаться интерактивными заданиями.

Программа курса:

7 сентября 2021 г. (Епатко М.Ю.):

1. Понятие судебного доказывания. Что может являться судебным доказательством.

2. Проблема отождествления (верификации) судебного доказательства.

3. Законный источник получения доказательственной информации. Проблема доказательства, полученного с нарушением федерального закона.

4. Средства доказывания по АПК РФ. Что такое «режим исследования доказательств».

5. Что такое доказательственные факты.

6. Чем отличается доказательство от аргумента.

7. Форма и содержание судебного доказательства.

8. Процессуальные требования к форме доказательства – допустимость и подлинность.

9. Процессуальные требования к содержанию доказательства – относимость и достоверность.

10. Классификации средств доказывания и их практическое значение.

11. Этапы судебного доказывания.

12. Кто и как формирует предмет доказывания. Когда изменяется предмет доказывания.

13. Как распределяется бремя доказывания. Состязательность: как распределяется риск недоказанности спорных обстоятельств.

14. Проблема заблаговременного раскрытия доказательств. Последствия нарушения обязанности раскрыть доказательства.

15. Истребование доказательств. Можно ли истребовать доказательства у процессуального оппонента.

9 сентября 2021 г. (Никитина Ю.В.):

16. Работа с доказательствами до возбуждения дела в суде: собирание, истребование, обеспечение доказательств.

17. Можно ли обеспечивать доказательства в нотариальном порядке при наличии уже возбужденного судебного спора.

18. Что означает принцип общности доказательств. Вправе ли сторона забрать обратно из материалов дела ранее представленное ею доказательство.

19. Чем отличается заявление о фальсификации (подлоге) судебного доказательства от заявления о его недостоверности.

20. Как суд проверяет заявление о фальсификации доказательства.

21. Работа с доказательствами на стадии подготовки дела к судебному разбирательству и во время судебного разбирательства.

22. Экспертное заключение как особое доказательство. Эксперт и специалист – сходство и различие в процессуальном статусе.

23. Требования к фигуре судебного эксперта. Какие факторы влияют на выбор экспертной организации. Как отвести судебного эксперта и экспертную организацию.

24. Виды судебных экспертиз. Комплексные и комиссионные экспертизы. Дополнительные и повторные экспертизы.

25. Случаи обязательного проведения экспертизы. Когда суд вправе провести экспертизу по собственной инициативе.

26. Процессуальные права сторон при назначении и проведении судебной экспертизы. Постановка вопросов перед экспертами, сбор документов для проведения судебной экспертизы.

27. Что делать, если сторона уклоняется от проведения судебной экспертизы. Формы уклонения и процессуальные последствия.

28. Способы оспаривания заключения судебного эксперта.

29. Как допросить судебного эксперта. Кто должен проводить допрос.

30. Доказательственное значение внесудебного заключения эксперта (специалиста).

14 сентября 2021 г. (Никитина Ю.В.):

31. Доказательственное значение акта сверки взаимных расчетов.

32. Как работать с письменными доказательствами.

33. Электронные доказательства, виды электронных доказательств, как их получить. Что надо заранее предусмотреть в договоре.

34. Какие меры нужно предпринять, чтобы электронное доказательство было принято и приобщено. Какие факты помогут доказать электронные доказательства.

35. Как приобщать к материалам дела электронную переписку. Достаточно ли представить скриншот переписки.

36. Как приобщать к материалам дела переписку в мессенджерах.

37. Как использовать информацию из социальных сетей.

38. Представление доказательств посредством использования автоматизированных систем.

39. Как проверить заявление о фальсификации электронного доказательства.

40. Как правильно собрать и приобщить материалы аудио и видеозаписей.

41. Об использовании свидетельских показаний в арбитражном процессе. Что такое «свидетельский иммунитет».

42. О допросе свидетелей и приобщении протокола допроса свидетеля, заверенного в нотариальном порядке (аффидевит). Что должно быть указано в протоколе. Кто проводит допрос.

43. Что такое «необходимые доказательства».

44. О видах злоупотреблений в процессе доказывания.

45. Способы противостоять недобросовестному поведению процессуального оппонента в процессе доказывания.

16 сентября 2021 г. (Епатко М.Ю.):

46. Обстоятельства, не подлежащие доказыванию.

47. Как доказать отрицательный факт.

48. Доказательственные презумпции, их виды. О фактических презумпциях.

49. Квалифицированные доказательства (доказательства с предустановленной силой). Можно ли оспорить квалифицированное доказательство.

50. Признание фактов как основание освобождения от доказывания. Виды признания.

51. Значение досудебного признания фактических обстоятельств.

52. Доказательственное значение «неоспаривания фактов» в арбитражном процессе. На всех ли участников спора распространяется «пассивное признание» по ч. 3.1. ст. 70 АПК РФ.

53. Можно ли отозвать ранее сделанное в суде признание и как оценить такое поведение.

54. Преюдиция как доказательственный механизм: чем она отличается от общеобязательности вступивших в законную силу судебных актов.

55. На каких лиц распространяется преюдиция: субъективные и объективные пределы преюдиции.

56. Преюдицируются только факты, установленные судом, или также их правовая оценка.

57. Преюдицируются ли факты, установленные судом вследствие признания (неоспаривания) их оппонентом, в том числе в случае неявки в суд другой стороны.

58. «Перекрестная» преюдиция в арбитражном и уголовном процессе.

59. Стандарты доказывания в арбитражном процессе по разным категориям споров. Что такое повышенный или пониженный стандарт доказывания и для каких видов споров они применимы.

60. Что такое принцип «свободной оценки доказательств» судом. Есть ли внешние ограничения у «внутреннего убеждения» судьи.

Повышение квалификации:

после окончания семинара сертификат будет выслан на электронный адрес, указанный при регистрации на мероприятие;

для адвокатов других регионов: сертификат, выданный Санкт-Петербургским Институтом адвокатуры, подтверждает исполнение требований Стандарта профессионального обучения и повышения профессионального уровня адвокатов, признается соответствующими адвокатскими палатами субъектов Российской Федерации и засчитывается в систему повышения квалификации в соответствии с количеством часов прослушанных занятий.

Стоимость: 6 000 рублей.

Записаться на семинар и оплатить участие в нем можно на сайте Института адвокатуры.

Важная информация:

1. После регистрации и оплаты ссылку для участия вы получите на почту вечером накануне семинара.

2. Если вы не смогли участвовать онлайн или хотите еще раз посмотреть семинар – мы пришлем всем доступ к видеозаписи вебинара 20 сентября 2021 г. Он будет открыт до 27 сентября 2021 г.

3. Если вы адвокат, при регистрации обязательно укажите свой регистрационный номер с кодом региона, например, «78/0000».

4. Адвокатам присваивается 14 академических часов повышения квалификации.

5. Для выставления счета юридическому лицу направьте нам банковские реквизиты на е-мail: institut@apspb.ru. Не забудьте указать название курса, на который вы хотите попасть.

За получением дополнительной информации обращайтесь по номеру WhatsApp +79215702269.

Ссылка на основную публикацию