Обзор судебной практики

Судебная практика ГК РФ

Суд первой инстанции, руководствуясь статьями 406, 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ), признал требования Общества законными и обоснованными и удовлетворил иск.
Суд исходил из того, что Общество приняло все возможные меры для максимально быстрого исполнения решения суда, однако, несмотря на своевременное уведомление о готовности передать спорное имущество, Компания осуществляла его вывоз продолжительное время. Поскольку затягивание вывоза имущества не было вызвано действиями Общества, ответственность за просрочку исполнения решения суда не может быть применена к Обществу.

Оценив представленные доказательства в соответствии с требованиями статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса, в том числе экспертное заключение ООО “Центр судебной экспертизы” от 07.10.2020 N 32/16, руководствуясь статьями 721, 722, 723, 755 Гражданского кодекса Российской Федерации, установив, что спорные дефекты обусловлены нарушением технологии производства работ подрядчиком, которые последним в гарантийный период не устранены, суды удовлетворили иск.

Суды, оценив представленные доказательства в соответствии с требованиями статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса, руководствуясь статьями 15, 16, 1064, 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации, отказали в удовлетворении иска исходя из отсутствия доказательств наличия всей совокупности условий, необходимых для взыскания убытков, поскольку истцом не представлено доказательств утраты имущества в результате незаконных действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя.

Отказывая в иске, суды руководствовались статьями 421, 424, 426, 607, 611, 612 Гражданского кодекса Российской Федерации, Правилами недискриминационного доступа к услугам по передаче электрической энергии и оказания этих услуг, утвержденными постановлением Правительства Российской Федерации от 27.12.2004 N 861, Основными положениями функционирования розничных рынков электрической энергии, утвержденными постановлением Правительства Российской Федерации от 04.05.2012 N 442, Основами ценообразования в области регулируемых цен (тарифов) в электроэнергетике, утвержденными постановлением Правительства Российской Федерации от 29.12.2011 N 1178, и, исследовав и оценив представленные в материалы дела доказательства в порядке статьи 71 АПК РФ, пришли к выводу о том, что бездействие истца привело к обоснованной оплате ответчиком (гарантирующий поставщик) услуг по передаче электроэнергии по спорным точкам поставки третьему лицу (сетевой организации), что не противоречит тарифно-балансовому решению и договорной схеме в 2017-2018 годах.

Суды первой и апелляционной инстанций, признавая необоснованными требования общества, исходили из того, что заказчик правомерно удержал сумму неустойки, начисленную за просрочку исполнения обязательств по поставке товара, из суммы, подлежащей оплате за поставленный товар, произведя расчет неустойки от всей цены контракта, что, по мнению судов, отвечает требованиям частей 6 и 7 статьи 34 Федерального закона от 05.04.2013 N 44-ФЗ “О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд” (далее – Закон о контрактной системе).

Суды, руководствуясь нормами Федерального закона от 05.04.2013 N 44-ФЗ “О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд” (далее – Закон N 44-ФЗ) и Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – Гражданский кодекс), указали на то, что банковской гарантией, исходя из ее содержания, обеспечено только исполнение принципалом обязательств по уплате бенефициару неустоек (пеней, штрафов), следовательно, обязательство принципала по возврату бенефициару неотработанного аванса не может быть исполнено посредством банковской гарантии от 06.09.2019.

При названных обстоятельствах, руководствуясь статьей 723 Гражданского кодекса Российской Федерации, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о ненадлежащем исполнении заказчиком обязательства по оплате работ и, применив к заказчику предусмотренную пунктом 8.2 договора меру ответственности в виде неустойки, удовлетворил иск.

Удовлетворяя иск, суды руководствовались статьями 329, 330, 332 Гражданского кодекса Российской Федерации, Федеральным законом от 26.03.2003 N 35-ФЗ “Об электроэнергетике”, и, исследовав и оценив представленные по делу доказательства по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, пришли к выводу об отсутствии оснований для освобождения ответчика (потребитель) от ответственности за просрочку оплаты поставленной истцом (гарантирующий поставщик) электроэнергии.

Отказывая в удовлетворении требований истца, суд первой инстанции, с выводами которого согласились суды апелляционной инстанции и округа, исследовав и оценив представленные доказательства по правилам главы 7 Кодекса, руководствуясь положениями статей 395, 702, 709, 746, 753, 1102, 1107 Гражданского кодекса Российской Федерации, исходил из того, что истцом не доказано, что на стороне ответчика имеется неосновательное обогащение, спорная сумма была перечислена истцом (заказчик) ответчику (подрядчик) в счет оплаты работ; при принятии работ о недостатках работ заказчик не заявил; завышение стоимости работ не доказано. Оснований для начисления процентов за пользование чужими денежными средствами, а также взыскания расходов на оплату экспертных услуг не установлено, учитывая недоказанность наличия неосновательного обогащения и неправомерного поведения ответчика.

Определением Арбитражного суда Ростовской области от 26.01.2021 завершена процедура реализации имущества гражданина, должник освобожден от исполнения требований кредиторов, за исключением требований кредиторов, предусмотренных пунктом 5 статьи 213.28 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)” (далее – Закон о банкротстве).

Оценив представленные доказательства по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, руководствуясь статьей 213.28 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)”, разъяснениями, изложенными в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 13.10.2015 N 45 “О некоторых вопросах, связанных с введением в действие процедур, применяемых в делах о несостоятельности (банкротстве) граждан”, суды пришли к выводу о недоказанности наличия обстоятельств, позволяющих признать должника добросовестным и освободить его от исполнения обязательств перед кредитором – ФНС России.

Отказывая в удовлетворении заявления, суды, руководствуясь положениями статей 10, 168, 170, 446 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьями 61.2, 223.1 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)”, разъяснениями, изложенными в пункте 5 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 N 63 “О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)”, пункте 4 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25.12.2018 N 48 “О некоторых вопросах, связанных с особенностями формирования и распределения конкурсной массы в делах о банкротстве граждан”, установив реальность исполнения условий договора дарения, пришли к выводу, что отчуждение должником доли в праве собственности на единственное принадлежащее ему жилое помещение не могло причинить имущественный вред кредиторам.

Отказывая в удовлетворении заявления об исключении требований кредиторов из реестра, суды руководствовались положениями статьи 16, параграфа 7 главы IX Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)” и исходили из непредставления банком доказательств заключения сделки с первым участником долевого строительства не на рыночных условиях или в отсутствии оплаты по договору.

Исследовав и оценив представленные доказательства в порядке статьи 71 АПК РФ, установив реальность правоотношений по охране объектов должника, разумность согласованной сторонами цены договора охраны, суды констатировали, что спорные разногласия подлежат разрешению в порядке пункта 6 статьи 138 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)”, согласно которому сначала осуществляется погашение требований, направленных на обеспечение сохранности предмета залога и реализацию его на торгах в размере фактически понесенных расходов, а остальные средства направляются на погашение требований залогового кредитора.

По результатам изучения принятых по делу судебных актов и доводов, содержащихся в кассационной жалобе, установлено, что предусмотренные статьей 291.6 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основания для передачи жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации отсутствуют. Суды руководствовались статьями 10, 168, 309, 310, 395, 450, 453, 702, 1102, 1107 Гражданского кодекса Российской Федерации и исходили из доказанности обязанности общества по погашению задолженности перед заводом в указанном размере и процентов, а также – отсутствия достаточных оснований для исключения из соглашения между сторонами задолженности по договору от 03.04.2015 N 2/2015-Р в размере 93 887 658,83 руб.

Оценив представленные доказательства в их совокупности и взаимной связи по правилам статей 65, 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, установив, что наличие задолженности подтверждено подписанным сторонами без замечаний дополнительным соглашением к агентскому договору и отсутствуют доказательства погашения спорной задолженности, руководствуясь положениями статей 309, 310, 395, 972, 1005, 1011 Гражданского кодекса Российской Федерации, суды пришли к выводу о наличии оснований для удовлетворения иска в части.

Суды, оценив доказательства по делу, учитывали, в том числе, положения статей 15, 16, 1064, 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ), КоАП РФ, и пришли к выводу о том, что обществом не было представлено доказательств всей совокупности условий, необходимых для взыскания убытков, вследствие чего полностью отказали ему в удовлетворении заявленных требований.

Обзор судебной практики. Топ антимонопольных споров. Выпуск № 8/2021.

Если гражданин не предприниматель, нарушение его прав нельзя квалифицировать как злоупотребление доминирующим положением

Участники дела

Резюме эксперта

ВС РФ указал, что для квалификации нарушения как злоупотребления хозсубъектом доминирующим положением необходимо установить факт причинения вреда законным интересам неограниченного круга лиц или лица, осуществляющего предпринимательскую деятельность. Если же такие действия ущемляют права гражданина, который не ведет подобную деятельность, их нельзя признать нарушением ч. 1 ст. 10 Закона о защите конкуренции.

Обстоятельства дела

Гражданка пожаловалась в УФАС на нарушение ее прав: представитель ЕЭСК составил акт неучтенного потребления электроэнергии в ее отсутствие. При этом заявительница сдавала нежилое помещение предпринимателю по договору аренды.

  • ЕЭСК – субъект естественной монополии, занимающий доминирующее положение;
  • заявительница обладает признаками хозсубъекта, т. к. ведет приносящую доход деятельность (сдает в аренду помещение);
  • действия ЕЭСК привели (могли привести) к ущемлению интересов как потребителя, так и предпринимателя (арендатора помещений).

Решение ВС РФ и его обоснование

  1. По смыслу ч. 1 ст. 10 Закона о защите конкуренции запрет на злоупотребление доминирующим положением касается не только действий (бездействия) хозсубъекта, направленных на конкурентов, но и защищает интересы других лиц в сфере предпринимательской деятельности либо неопределенного круга потребителей. К другим лицам Закон относит только хозсубъектов и в том значении, в каком это понятие используется в самом Законе.
  2. В рассматриваемой ситуации хозсубъект – не зарегистрированное как ИП физлицо, которое ведет не просто какую-либо приносящую доход деятельность, а именно профессиональную деятельность в соответствии с федеральными законами на основании госрегистрации и (или) лицензии, а также членства в СРО (п. 5 ст. 4 Закона о защите конкуренции). Но гражданка такую деятельность не вела. Она сдавала помещение в аренду ИП, но это не имеет правового значения, поскольку арендатор не был стороной договора энергоснабжения.
  3. Ущемление доминантом интересов гражданина, не связанное с предпринимательской деятельностью или не затрагивающее интересы неограниченного круга потребителей, не подлежит квалификации по ч. 1 ст. 10 Закона.

В делах о картелях в качестве доказательств можно использовать результаты ОРМ по прослушиванию телефонов

Участники дела

ООО «Автомир», ООО «Управляющая компания „Мурманское дорожное управление“», ООО «Кольское дорожное управление» против Мурманского УФАС России

Резюме эксперта

Кассационный суд отметил, что в качестве доказательства сговора на торгах можно использовать материалы уголовных дел, в т. ч. прослушивания телефонных разговоров. Эти материалы должны считаться допустимыми доказательствами вне зависимости от наличия или отсутствия приговора по уголовному делу.

Обстоятельства дела

УФАС признало компании нарушившими п. 2 ч. 1 ст. 11 Закона о защите конкуренции путем заключения и реализации устного антиконкурентного соглашения с целью поддержания цены на электронных аукционах по ремонту автодорог Мурманской области.

Решение антимонопольного органа обжаловали в суде. Две инстанции сочли его незаконным, поскольку единственным прямым доказательством существования картеля послужили справки о результатах оперативно-разыскных мероприятий по прослушиванию телефонов. С точки зрения судов, они не являются допустимыми доказательствами по делу.

УФАС подало кассационную жалобу.

Решение кассации и его обоснование

  • прослушивания телефонных переговоров, справки по итогам которых УФАС использовало при доказывании картеля, проведены на основании постановлений районного суда, т. е. с соблюдением требований Закона об оперативно-разыскной деятельности;
  • доказательствами по антимонопольному делу могут служить законно полученные доказательства по уголовным делам, переданные антимонопольщикам. Причем такие материалы можно использовать вне зависимости от наличия приговора по уголовному делу (п. 9 Обзора по вопросам судебной практики, возникающим при рассмотрении дел о защите конкуренции и дел об административных правонарушениях в указанной сфере, утв. Президиумом ВС РФ 16.03.2016).

Недопустимо реализовывать косметическое средство в упаковке, схожей с упаковкой медизделия, для получения конкурентного преимущества

Участники дела

Резюме эксперта

Кассация подчеркнула, что производство и реализацию косметического продукта в упаковке, сходной с упаковкой медизделия, можно квалифицировать как нарушение запрета на иные формы недобросовестной конкуренции (ст. 14.8 Закона о защите конкуренции).

Косметические и медицинские продукты реализуются на разных товарных рынках, но подобные действия могут ввести потенциального потребителя в заблуждение, сформировать впечатление о тождественности этих товаров и, как следствие, создать преимущество перед другими хозсубъектами.

Обстоятельства дела

АО «Нижфарм» (официальный дистрибьютор в РФ медизделий под товарным знаком «Аквалор») пожаловалось в ФАС России на действия «Мирролла Лаб» – производителя косметических средств под торговым наименованием «Аквасол».
«Аквалор» и «Аквасол» – средства для гигиены и промывания носа на основе морской воды, которые продаются в аптеках.

«Нижфарм» представило в ведомство экспертные заключения, согласно которым упаковки продуктов схожи до степени смешения. Это может привести к тому, что потребители будут смешивать товары и полагать, что они принадлежат одному производителю.

ФАС России установила в действиях «Мирролла Лаб» признаки нарушения ст. 14.8 Закона о защите конкуренции и вынесла предупреждение.

Компания обратилась в суд. Две инстанции подтвердили наличие нарушения: чтобы получить конкурентное преимущество, компания производит косметическое гигиеническое средство в упаковке, сходной с упаковкой медизделия.

«Мирролла Лаб» обжаловала судебные акты.

Решение кассации и его обоснование

  • медизделия не могут быть взаимозаменяемыми с гигиеническими средствами. Эти продукты реализуются на различных товарных рынках, а продающие их хозсубъекты не могут быть конкурентами;
  • однако с помощью сходной упаковки производитель средства гигиены пытается создать впечатление о его тождественности медизделию. Тем самым «Мирролла Лаб» действует не на своем товарном рынке, а на рынке медизделий, перетягивая спрос от медизделий, обладающих определенными свойствами и гарантирующих лечебный эффект, к средствам гигиены, которые отличаются количественным составом, не имеют подтвержденных качественных характеристик и не гарантируют ожидаемый лечебный эффект;
  • действия «Мирролла Лаб» направлены на получение преимуществ при осуществлении предпринимательской деятельности по сравнению с другими производителями, не использующими упаковки, сходные с упаковкой медизделия, и способны причинить им убытки.

Незаконно требовать от участника закупки нахождения в Реестре добросовестных фасилити-операторов

Участники дела

Резюме эксперта

Суд указал: недопустимо предъявлять к участникам закупок и составу заявок на участие в торгах по Закону № 223-ФЗ дополнительные требования, не предусмотренные законодательством о закупках. В частности, неправомерно требовать выписку, подтверждающую нахождение в Реестре добросовестных фасилити-операторов «Белый ФМ.РФ» (далее – Реестр).

Присутствие в Реестре не позволяет определить уровень квалификации участников и не влияет на правоспособность оказывать услуги. Более того, Реестр не является государственным, а для включения в него необходимы значительное время и объемный пакет документов.

Обстоятельства дела

«Сбербанк России» – заказчик в рамках Закона № 223-ФЗ – прописал в конкурсной документации дополнительное требование к участникам закупки на оказание клининговых услуг в виде нахождения в Реестре.

Банк объяснил это тем, что по сообщению ФНС России Реестр информирует заказчиков о добросовестности игроков рынка клининга и техэксплуатации как налогоплательщиков. А значит, наличие участника в Реестре позволяет считать его добросовестным налогоплательщиком, а непредставление лицом выписки из Реестра – отклонить его заявку.
ФАС России признала заказчика нарушившим ч. 6 ст. 3, п. 9 ч. 10 ст. 4 Закона № 223-ФЗ и выдала предписание.

Бизнес vs. потребитель: 3 значимых для практики вывода Верховного суда РФ из Обзора судебной практики по делам о защите прав потребителей от 20.10.2021

Конец 2021 года ознаменовался принятием Обзора судебной практики по делам о защите прав потребителей (утв. Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 20.10.2021) (далее – Обзор). В нем Верховный суд Российской Федерации (далее – ВС РФ) обратил внимание на ряд практических вопросов, возникающих в правоприменительной практике при рассмотрении споров в рамках отношений b2c, которые охватываются сферой действия Закона РФ от 07.02.1992 № 2300-1 «О защите прав потребителей» (далее – Закон).

Часть выводов Обзора достаточно очевидна, другая часть посвящена сфере отношений в рамках предоставления финансовых услуг – эти блоки Обзора мы намеренно не станем анализировать. Далее мы обратим внимание только на три пункта Обзора, которые, на наш взгляд, наиболее значимы, а подчас неоднозначны, вследствие чего непосредственно связаны с повышенными рисками для предпринимателей, работающих в сегменте b2c.

Пункт 2 Обзора. Выявленные более одного раза различные недостатки технически сложного товара, каждый из которых в отдельности делает товар не соответствующим обязательным требованиям к качеству и приводит к невозможности или недопустимости использования данного товара по назначению, являются существенным недостатком по признаку неоднократности.

Наличие производственного (т.е. возникшего до передачи товара потребителю или по причинам, возникшим до этого момента) существенного недостатка в технически сложном товаре предоставляет покупателю право отказаться от исполнения договора купли-продажи и потребовать возврата уплаченной суммы либо предъявить требование о его замене на другой товар (такой же или аналогичный) (п. 1 ст. 18 Закона). При этом содержание термина «существенный недостаток» определено в Законе в полном соответствии с положениями п. 2 ст. 475 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ).

Так, существенными недостатками товара являются (1) неустранимые недостатки, (2) недостатки, которые не могут быть устранены без несоразмерных расходов или затрат времени, или (3) выявляются неоднократно, либо (4) проявляются вновь после их устранения, и (5) другие подобные недостатки.

Закон не уточняет, как нужно понимать каждый из указанных видов недостатков. Однако п. 13 Постановления Пленума ВС РФ от 28.06.2012 № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» (далее – Постановление) вносит определенность в данный вопрос.

В частности, недостаток товара, выявленный неоднократно – это различные недостатки всего товара, выявленные более одного раза, каждый из которых в отдельности делает товар не соответствующим обязательным требованиям, предусмотренным законом или в установленном им порядке, либо условиям договора (при их отсутствии или неполноте условий – обычно предъявляемым требованиям) и приводит к невозможности или недопустимости использования данного товара в целях, для которых товар такого рода обычно используется, или в целях, о которых продавец был поставлен в известность потребителем при заключении договора, или образцу и (или) описанию при продаже товара по образцу и (или) по описанию.

Иными словами, с точки зрения подходов, предусмотренных в Постановлении, недостаток товара, выявленный неоднократно, имеет следующее характеристики:

  1. это различные недостатки всего товара,
  2. недостатки выявлены 2 раза и более,
  3. каждый из недостатков в отдельности делает товар не соответствующим обязательным требованиям, предусмотренным законом либо условиям договора,
  4. каждый из недостатков в отдельности приводит к невозможности или недопустимости использования товара в целях, для которых товар такого рода обычно используется, или в целях, о которых продавец был поставлен в известность потребителем при заключении договора.

Как следует из текста Определения Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 08.12.2020 № 29-КГ20-6-К1, которое послужило основой для данного пункта Обзора, суд апелляционной инстанции, отменяя решение суда первой инстанции и отказывая в удовлетворении требований истца об отказе от договора купли-продажи и возврате уплаченных за автомобиль денежных средств, исходил из того, что «отнесение недостатка товара к числу существенных по признаку неоднократности предполагает не только установление фактов его неоднократного проявления, но и установление фактов повторного проявления недостатков после проведения мероприятий по его устранению». С данной позицией согласился суд кассационной инстанции.

Если обратиться к тексту Закона и Постановления, то станет очевидным, что неоднократный и повторный недостатки – это самостоятельные виды существенных недостатков товара. Наличие любого из указанных недостатков является достаточным основанием для предъявления покупателем требований, вытекающих из ненадлежащего качества товара. Однако данное разграничение на практике не всегда последовательно прослеживалось (см., напр.: Определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 08.10.2019 № 16-КГ19-31, 2-4889/2018).

Поэтому теперь определенность в этот вопрос должна быть внесена. Вместе с тем, продавцам розничных товаров не стоит забывать о том, что даже сама невозможность использования технически сложного товара в течение каждого года гарантийного срока в совокупности более чем 30 дней вследствие неоднократного устранения его различных недостатков в равной мере является самостоятельным основанием для возврата/замены товара. Иными словами, не только два и более различных недостатка товара, наличие которых приводит к невозможности или недопустимости использования товара, но также и просто слишком долгое, с точки зрения Закона, устранение разных недостатков товара могут создавать риски возврата товара продавцу.

Все это влечет необходимость повышенного внимания к досудебному урегулированию претензий с потребителями при наличии оснований для этого. В противном случае и до тех пор, пока судебная практика является «пропотребительской» в рамках споров b2c, потери бизнеса в таких судебных спорах могут многократно превышать стоимость возвращаемого товара. Наиболее явно и наглядно эта тенденция прослеживается в сфере споров потребителей с автодилерами (особенно, если речь идет о премиум-сегменте, который постепенно начинает восстанавливаться после пандемии) – здесь потери продавца в рамках проигранного в суде дела о возврате некачественного автомобиля в среднем составляют 2,5-3-кратный размер цены автомобиля.

Пункт 3 Обзора. Прекращение работы программного обеспечения товара по истечении гарантийного срока, но в пределах срока службы товара, приведшее к невозможности его дальнейшего функционирования и использования, может быть признано существенным недостатком, при котором потребитель вправе возвратить товар изготовителю (уполномоченной организации или уполномоченному индивидуальному предпринимателю, импортеру) и потребовать возврата уплаченной за него суммы.

С точки зрения буквального толкования ГК РФ и Закона, продавец отвечает перед покупателем лишь за производственные недостатки товара. Иными словами, только за такие недостатки, которые возникли до передачи товара покупателю или по причинам, возникшим до этого момента (п. 1 ст. 476 ГК РФ и п. 6 ст. 18 Закона).

В Определении Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 15.12.2020 № 46-КГ20-19-К6, которое стало основой для данного пункта Обзора, ВС РФ фактически возложил на импортеров ответственность за недостатки товара, которые возникают после передачи товара покупателю и объективно неподконтрольны импортерам. Более подробный и детальный анализ этого дела приведен в этом блоге.

И если год назад позиция об ответственности импортера за недостатки товара, возникающие после передачи товара покупателю, была высказана на уровне определения судебной коллегии ВС РФ, то теперь этот вывод включен в Обзор, а значит, можно предположить, что ВС РФ настаивает на его максимальной практической применимости. Вместе с тем, высказанная точка зрения, на наш взгляд, оставляет достаточно много важных для практики вопросов, ответа на который ВС РФ не дает. Например, возможно ли использовать предложенный подход в отношении ответственности продавца / импортера, если недостатки товара возникли не по их вине, а, например, вследствие действий изготовителя?

Указанное опять свидетельствует о значимости взаимодействия бизнеса с потребителями в рамках претензионной работы. Иное может создавать для предпринимателей риски возмещения покупателям чрезмерно высоких сумм, которые может присудить в их пользу суд по итогам судебного разбирательства.

Пункт 4 Обзора. Потребитель вправе отказаться от исполнения договора купли-продажи автомобиля в случае сообщения продавцом недостоверной информации о годе его изготовления и пробеге.

В деле, которое стало базой для данного пункта Обзора (см.: Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда от 02.03.2021 № 44-КГ20-19-К7), спор возник ввиду того, что при приобретении автомобиля «в связи с неисправностью панели приборов сверить пробег автомобиля не представилось возможным. При детальном изучении документов выяснилось, что автомобиль не 2015, а 2013 года, а его пробег гораздо больше заявленного продавцом и указанного в договоре купли-продажи». Иными словами, покупатель фактически приобрел автомобиль в худшем техническом состоянии, чем это следовало из текста договора. Отметим, что в рамках подобных споров подчас бывает достаточно сложно доказывать факт предоставления потребителю недостоверной информации, особенно, если в договоре и акте приема-передачи покупатель согласился с теми или иными характеристиками автомобиля и подписал указанные документы.

П. 1 ст. 12 Закона устанавливает, что если потребителю не была предоставлена возможность незамедлительно при заключении договора получить информацию о товаре (работе, услуге), то он вправе потребовать от продавца (исполнителя) возмещения убытков, причиненных необоснованным уклонением от заключения договора, а если договор заключен, в разумный срок отказаться от его исполнения и потребовать возврата уплаченной за товар суммы и возмещения других убытков. Таким образом, Закон наделяет потребителя правом в разумный срок после заключения договора вернуть товар, если он до момента заключения договора не получил информацию о товаре. Здесь мы намеренно не станем анализировать соотношение данного основания для прекращения договора с признанием сделки недействительной ввиду существенного заблуждения (ст. 178 ГК РФ) или обмана (ст. 179 ГК РФ), т.к. эта проблема заслуживает отдельного детального рассмотрения.

Если говорить именно о сфере продажи дилерами автомобилей, приобретенных ими самими в рамках trade-in программ, то в отношении таких автомобилей даже сами дилеры, являясь профессиональными участниками оборота, далеко не во всех ситуациях могут установить, например, наличие т.н. «скрученного» пробега и иные случаи предоставления им первоначальным собственником автомобиля недостоверной информации относительно выкупаемого ими автомобиля. Поэтому позиция, предусмотренная в данном пункте Обзора, фактически напоминает продавцам-автодилерам об их обязанности по более тщательной проверке выкупаемых ими автомобилей и доведению данной информации до покупателей с тем, чтобы впоследствии не подвергать себя рискам несения негативных имущественных последствий, обусловленные реализацией такого автомобиля уже своему покупателю.

Следует отметить, что пункт 4 Обзора в определенной мере является закономерным следствием проводимой ВС РФ логики о том, что злоупотребление доверием потребителя при предоставлении ему информации о товаре недопустимо (п. 4 Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 4 (2017)). Поэтому данная позиция ВС РФ является еще одной реализацией «пропотребительской» направленности существующей в настоящий момент судебной практики по соответствующим категориям спорам.

Верховный Суд опубликовал третий в 2021 г. обзор судебной практики

В ближайшие дни эксперты «АГ» проанализируют обобщение практики и прокомментируют наиболее интересные и значимые, по их мнению, правовые позиции.

10 ноября Президиум Верховного Суда РФ утвердил Обзор судебной практики № 3 (2021). Документ содержит 68 правовых позиций по уголовным, административным, гражданским и арбитражным делам, а также разъяснение по вопросам, возникающим в судебной практике. Традиционно в обзоре превалируют дела, рассмотренные Судебной коллегией по экономическим спорам.

Президиум ВС представил разъяснение по вопросу квалификации действий лица по признаку совершения разбоя «с применением оружия». Президиум указал, что в данном случае необходимо с учетом положений Закона об оружии и экспертного заключения устанавливать, является ли примененный при нападении предмет оружием, и заключил, что факт применения участниками разбойного нападения ножа для физического воздействия на потерпевшего является основанием для квалификации содеянного по признаку «с применением предмета, используемого в качестве оружия».

Уголовные дела

В обзор вошли девять правовых позиций Судебной коллегии по уголовным делам ВС – четыре по вопросам квалификации, две – о назначении наказания и три – по процессуальным вопросам.

В частности, по вопросам квалификации преступлений ВС пояснил, когда убийство признается совершенным с особой жестокостью; что необходимо учитывать, квалифицируя действия лица как угрозу убийством; как надлежит квалифицировать хищение денежных средств путем оплаты товаров с использованием чужой банковской карты, а как – оконченный незаконный сбыт наркотических средств.

В отношении назначения наказания поясняется, что совершение преступления в состоянии алкогольного опьянения не является признаком преступления по ч. 1 ст. 166 УК РФ, но может учитываться как обстоятельство, отягчающее наказание за такое преступное деяние. Следующая позиция касается назначения наказания в связи с изменением категории преступления на менее тяжкую.

Одна из трех позиций, посвященных процессуальным вопросам, содержит разъяснение о том, в каких случаях в адрес председателя нижестоящего суда может быть вынесено частное определение. Другая касается доказательств по уголовному делу. В третьей Коллегия по уголовным делам разъяснила, что, если адвокат оказывал юридическую помощь лицу, чьи интересы противоречат интересам другого лица, которому он также оказывал юридическую помощь по данному делу, это исключает участие данного адвоката в деле в качестве защитника.

Гражданские дела

Судебная коллегия по гражданским делам также включила в Обзор девять правовых позиций, две из которых – по процессуальным вопросам.

Больше всего позиций представлено по спорам, связанным с исполнением обязательств. По спорам в сфере социальных отношений в Обзор вошли две позиции, и по одной – по спорам, вытекающим из договорных отношений и связанным с защитой исключительных прав.

Один из процессуальных вопросов касается пересмотра по новым или вновь открывшимся обстоятельствам судебных решений о признании сделки по продаже имущества недействительной как совершенной под влиянием заблуждения. Другое разъяснение связано с основаниями пересмотра по новым обстоятельствам решения суда по делу, связанному с определением границ земельного участка.

Экономические споры

Всего в Обзор включено 36 правовых позиций Экономколлегии, из них наибольшее количество разъяснений посвящено практике применения законодательства о банкротстве. На «втором месте» – вопросы, связанные с применением законодательства о налогах и сборах и об обязательных страховых вносах во внебюджетные фонды.

Также представлены разъяснения по вопросам, связанным с применением законодательства о юридических лицах, защите конкуренции, гражданского и административного законодательства, а также природно-ресурсного и законодательства о энергосбережении и оказании коммунальных услуг. Кроме того, в Обзор вошли правовые позиции по спорам, связанным с содержанием общего имущества многоквартирного дома и управлением МКД, а также с оказанием услуг по обращению с твердыми коммунальными отходами.

Обзор содержит три процессуальных вопроса, рассмотренных Судебной коллегией по экономическим спорам. Один из них касается договорной подсудности, другой – судебных расходов, третий – взыскания компенсации в случае нарушения имущественных интересов лица обеспечительными мерами в результате предоставления встречного обеспечения.

Административные дела, дела военнослужащих

Судебная коллегия по административным делам представила 10 правовых позиций. В Обзор вошли разъяснения, касающиеся правомочий субъекта Федерации по установлению административной ответственности за нарушение нормативных правовых актов органов местного самоуправления; обращения взыскания на страховую пенсию по инвалидности должника; долей в праве собственности на объект недвижимости, приобретенный за счет средств материнского (семейного) капитала; недобровольной госпитализации в психиатрический стационар и т.д.

Сюда же вошли четыре правовые позиции, касающиеся практики применения КоАП РФ, – по вопросам, связанным с законодательством о противодействии коррупции, существенными нарушениями процессуальных требований Кодекса, а также ответственности за допуск работника к выполнению трудовых обязанностей без прохождения обучения и проверки знаний по охране труда.

В Обзор включены три правовые позиции Судебной коллегии по делам военнослужащих – две по административным делам и одна по уголовным.

Кроме того, Обзор содержит разъяснение по вопросам, возникающим в судебной практике. ВС пояснил, может ли отраслевое соглашение, заключенное Общероссийским отраслевым объединением работодателей в области права и саморегулируемых организаций арбитражных управляющих и Общероссийским профсоюзом арбитражных управляющих, быть признано отраслевым соглашением по смыслу ст. 45 ТК РФ, являющимся основанием для повышения арбитражным судом суммы фиксированного вознаграждения арбитражного управляющего в соответствии со ст. 20.6 Закона о банкротстве.

В ближайшее время эксперты проанализируют Обзор и прокомментируют самые значимые, с их точки зрения, правовые позиции Верховного Суда.

Обзор судебной практики Верховного суда № 3 (2020)

25 ноября 2020 года Президиум ВС утвердил третий в этом году обзор судебной практики. В обзор вошли решения, связанные, в частности, с разрешением спорных вопросов:

  • По договорным отношениям;
  • По страховому возмещению;
  • В банкротстве;
  • По заключению госконтрактов;
  • По процессуальному законодательству.

О некоторых решениях высшей инстанции, которые вошли в обзор

Если посредник при купле-продаже оказался недобросовестным, это не говорит о недобросовестности покупателя.

К. заключил агентский договор для оказания услуг по продаже своего автомобиля по цене 3,2 млн руб. Агенты продали автомобиль гражданке С. по существенно более низкой цене — за 2,5 млн руб. Но деньги не передали бывшему владельцу автомобиля К..

В дальнейшем агенты-посредники были осуждены за мошенничество.

К. обратился в суд к агентам и С. о признании агентского договора и сделки купли-продажи автомобиля недействительной и возврате автомобиля. С. направила встречный иск о признании ее добросовестным покупателем.

Суды двух инстанций удовлетворили иск К. — они пришли к выводу, что автомобиль был продан помимо его воли. Во встречном иске С. было отказано.

ВС эти решения отменил:

  • Суд установил, что К. заключил агентский договор и в тот же день самостоятельно передал ключи и паспорт от автомобиля агентам;
  • Тот факт, что К. имеет денежные требования к агентам, которые не выполнили договор, не говорит о том, что автомобиль выбыл из его владения помимо его воли. Согласно приговору, целью преступления посредников был не автомобиль, а полученные от его продажи деньги;
  • С. указала, что перед покупкой автомобиля убедилась в том, что на нем нет никаких ограничений, впоследствии она смогла беспрепятственно поставить автомобиль на учет. С. также указала, что не могла знать о преступных намерениях агентов.

ВС направил дело на новое рассмотрение в апелляционный суд.

Если договор подряда не заключен, но работы выполнены, то заказчик должен их оплатить

Между обществом (заказчик) и К. (исполнитель) был заключен договор по реконструкции задания. К. выполнил работы, но оплату за них не получил.

Исполнитель обратился в суд с иском к заказчику об оплате работ, компенсации морального вреда.

Суды двух инстанций отказали в удовлетворении иска — договор между истцом и ответчиком был заключен, но виды и объемы работ не согласованы, смета не составлена. Актов сдачи-приемки работ также не было. Кроме того, заказчик представил документы, подтверждающие , что договоры на выполнение строительных работ были заключены с другими компаниями.

ВС решения отменил:

  • Если стороны не согласовали какое-либо существенное условие, но затем его выполнили, то они не вправе ссылаться не незаключенность договора;
  • «незаключенность договора подряда не освобождает заказчика от оплаты фактически выполненных подрядчиком и принятых заказчиком работ, имеющих для последнего потребительскую ценность»;
  • акты приемки работ не являются единственным доказательством того, что работы выполнены;
  • К. указал, что договоры с другими компаниями на выполнение строительных работ заказчик заключил уже после того, как он начал вести ремонтные работы на объекте.

ВС направил дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Неустойку за выплату страховки по ОСАГО нужно считать правильно

25.07.18 Ж. обратился в страховую о возмещении убытков, причиненных автомобилю в результате ДТП. Страховая направила его на станцию ТО для ремонта. СТО после осмотра автомобиля предложила Ж. доплатить за ремонт. Ж. отказался и попросил СТО или провести ремонт или выдать мотивированный отказ.

Поскольку ремонт не был согласован сторонами, Ж. обратился с претензией в страховую. 25.09.18 г. страховая выплатила Ж. возмещение.

Ж. обратился в суд с иском к страховой о выплате неустойки, т.к. по его мнению она нарушила отведенный законом срок для выплаты страхового возмещения.

Суд первой инстанции удовлетворил иск частично, снизив размер неустойки. И взыскал ее с 28.09.18 (истечение срока для удовлетворения претензии).

Апелляция не согласилась с решением суда в части размера неустойки и периода ее расчета. Апелляция пришла к выводу, что период для расчета неустойки необходимо считать с 15.08.18 по 25.09.18. Также, суд пришел к выводу об отсутствии оснований для снижения неустойки.

ВС пришел к выводу, что апелляция ошиблась при расчете неустойки:

  • Страховая при выдаче направления на ремонт не согласовала стоимость восстановительного ремонта со станцией ТО;
  • Апелляционный суд правильно указал период расчета неустойки, т.к. истец направил заявление о компенсации убытков 25.07.18, а страховая должна была выполнить обязанность по выплате возмещения до 15.08.18.;
  • Но расчет неустойки судом апелляционной инстанции сделан ошибочно: суд исходил только из суммы утраты товарной стоимости без учета страховой суммы в размере стоимости восстановительного ремонта поврежденного автомобиля.

Дело направлено на новое рассмотрение в апелляционный суд.

Размер компенсации морального вреда должен быть обоснован

Во время выполнения производственных обязанностей произошла авария и погиб работник. Его мать обратилась в суд к работодателю с иском о возмещении морального вреда в размере 1 млн руб.

Как установил Ростехнадзор, работодатель нарушил правила охраны труда и ТБ.

Суд первой инстанции снизил размер компенсации в три раза — до 300 тыс. руб. Как установил суд, во время аварии работник вместо того, чтобы покинуть место аварии, наоборот попытался спасти оборудование. Получив удар током, он погиб. Суд пришел к выводу, что поскольку работник сам нарушил правила безопасности, то компенсация должна быть ниже. Апелляционный суд согласился с решением.

Но ВС признал данное решение неправильным:

  • Работник нарушил правила безопасности, пытаясь спасти оборудование, принадлежащее работодателю. Таким образом, он исполнял свои обязанности, закрепленный в ст. 21 ТК РФ.
  • Суд первой инстанции, снижая размер компенсации, не обосновал, почему сумма в 300 тыс. руб. является достаточной. Суд не учел, что размер компенсации определяется, исходя из «установленных при разбирательстве дела характера и степени понесенных истцом физических или нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями истца, и иных заслуживающих внимания обстоятельств дела». При этом, актом было установлена вина работодателя в несоблюдении правил охраны труда и ТБ.

Таким образом, вывод суда первой инстанции о размере компенсации не мотивирован, апелляция эти нарушения не устранила.

Суд не может лишить адвоката права высказывать в прениях свое мнение о допустимости доказательств

Во время прений сторон при рассмотрении уголовного дела суд неоднократно прерывал адвоката обвиняемого, когда он высказывал мнение о недопустимости представленных доказательств. Затем суд лишил адвоката права участвовать в прениях.

ВС отменила приговор суда, т.к. суд нарушил нормы УПК. Судебная коллегия указала:

  • Суд не вправе ограничивать время прений. Суд вправе останавливать участвующих в прениях лиц, если они касаются не имеющих отношения к делу обстоятельств, или недопустимых доказательств.
  • Защитник, выступая в прениях, имеет право дать оценку всем представленным доказательствам. Это является также и его обязанностью. В силу ч. 1 ст. 248 УПК РФ «защитник подсудимого излагает суду свое мнение по существу обвинения и его доказанности, об обстоятельствах, смягчающих наказание подсудимого или оправдывающих его, о мере наказания, а также по другим вопросам, возникающим в ходе судебного разбирательства».

ВС отменил приговор по делу, дело передал в суд первой инстанции на новое рассмотрение на стадии судебного разбирательства.

Обзор судебной практики

Яндекс хорошее место

Для наших клиентов юристы подготовили аналитические обзоры судебной практики по обжалованию результатов торгов.

  • ГК “Энергокор”
  • ООО “Промэнко”
  • ЗАО “Зарубежэнергострой”
  • ООО “МЭК”

Топливно-энергетический комплекс

Для ряда наших клиентов на основе проведенного обзора судебной практики по обжалованию результатов аукциона юристами были разработаны эффективные методы участия в торгах.

  • ООО “Квотлан”
  • ООО “Медикус”
  • ООО “РосМедика”
  • ЗАО “Спектромед”

Медицина и здравоохранение

Ряд наших клиентов заключили соглашения о проведении ежемесячных аналитических обзоров судебной практики по вопросам проведения торгов.

  • ООО “Фиорд”
  • ООО “Мир телефонов”
  • ТК “Гард”
  • ООО “Дамский шик”

Торговля

По запросу наших клиентов проведен анализ решений судов об обжаловании постановлений ФАС о привлечении к административной ответственности за неисполнение предписаний.

  • ООО “Гидротехника”
  • ООО “Албена”
  • ООО “Оптина”
  • ООО “ФорвардТ”

Производство промышленного оборудования

Благодарности наших клиентов

Ключевую роль в повседневной трудовой деятельности юриста по гражданским спорам (адвоката по гражданским делам), руководителя предприятия, играет обзор судебной практики по гражданским делам. История судебных прецедентов по гражданским делам, решения суда по гражданским вопросам позволяют сформулировать позицию государственных структур в сфере законодательства по гражданским делам. Предоставляют возможность спроектировать различные варианты судебного постановления по гражданским делам, в случае спорного инцидента по гражданским вопросам с государством.

Обзор судебной практики по гражданским делам

Сегодня законодательство РФ функционирует в рамках традиционной законодательной системы по гражданским делам. Она утверждает закон как фундаментальную основу, благодаря которой разрешаются все спорные вопросы по гражданским делам.

Европейская альтернатива решений по гражданским юридическим вопросам (гражданским делам) представлена англо – саксонской системой по гражданским взаимоотношениям. Постановления ВС РФ по гражданским делам основываются на прецедентах.

Классическая система законотворчества по гражданским вопросам индифферентна к прецедентам по гражданским делам. Тем не менее, законодательство РФ по гражданским взаимоотношениям учитывает данные судебной практики по гражданским делам. Существует современная классификация судебной практики по гражданским вопросам:

  • постановления ВС РФ, в основе которых лежит толкование отдельных нормативов по гражданским делам;
  • обобщение решений ВС РФ по гражданским делам.
  • полный комплекс вердиктов суда по гражданским делам.

Обзор судебной практики по гражданским делам – удобный аналитический инструмент использования правовых норм по гражданским взаимоотношениям. Он позволяет систематизировать деятельность суда по гражданским делам, проводить анализ решений по гражданским делам.

Традиционно выделяют следующие виды обобщения по гражданским делам:

  1. Официальное обобщение информации по гражданским спорам – централизованная деятельность, учитывающая вердикты суда, по гражданским делам.
  2. Частное обобщение информации по гражданским спорам – зачастую специалисту в области юриспруденции по гражданским делам приходится обращаться к вердиктам суда, вынесенным по гражданским делам, имеющим много общего.

Особенное значение приобретает обобщение по исключительным гражданским делам, не получившим резонанса. Если обстоятельства по гражданским, уголовным делам имеют много общего, вердикт суда опирается на коллегиальный опыт решения вопросов по гражданским делам.

Многократное вынесение идентичных вердиктов по гражданским делам позволяет официально закрепить их в Постановлениях Пленума ВС РФ. Анализ судопроизводства документально разъясняет, каким образом применять закон в процессе судопроизводства по гражданским делам. Вердикт суда по гражданским искам учитывает постановления по гражданским делам, принятые ранее.

Гражданским взаимоотношениям уделено пристальное внимание специалистов в сфере суда по гражданским делам. Судопроизводство решает споры по гражданским искам (гражданским делам), особенно часто. Анализ судебных процессов по гражданским делам (гражданским искам) является доказательной базой того, что спорным моментом по гражданским делам становится материальная, имущественная составляющая, невыполнение условий по кредитным договорам.

Анализ судебной статистики позволяет специалисту в юриспруденции по гражданским вопросам узреть перспективу, выстраивать защитную стратегию, проводить уверенную тактику по гражданским делам. Опытные специалисты по гражданским вопросам понимают, что в результате судопроизводства по гражданским искам даже в рамках одного суда нередко выносятся идентичные вердикты по аналогичным гражданским делам. Статистика по гражданским взаимоотношениям помогает просчитать вердикт по гражданским искам, подготовить оптимальную стратегию защиты по гражданским процессам.

Обзор судебной практики по кредитным договорам

Верховный Суд РФ провел фундаментальное исследование, посвященное гражданским взаимоотношениям в области устранения спорных прецедентов по кредитным договорам. Наблюдается стойкая тенденция учащения споров по гражданским делам, основаниям для которых служат невыполнения обязательств по кредитным соглашениям.

Гражданским спорам по кредитным договорам сопутствуют следующие требования:

  • взыскать задолженность с поручителя, заемщика по кредитным договорам;
  • взыскать имущество по кредитным договорам;
  • признать недействительность отдельных пунктов по кредитным соглашениям;
  • аннулировать залог, поручительство по кредитным договорам.

Анализ деятельности суда по гражданским делам целенаправленно изучает практические возможности законодательных нормативов по гражданским вопросам, регулирующих взаимоотношения банковских структур, кредитных организаций, частных лиц. Позволяет составить объективную картину судопроизводства по гражданским искам, касающихся невыполнения соглашений по кредитным договорам.

Обзор судебной практики Верховного суда РФ

Во втором за текущий год выпуске Обзора практики Верховного Суда РФ, собраны все правовые области по гражданским взаимоотношениям:

  • споры по гражданским вопросам. Категория споров по гражданским искам выделяется особо ввиду многочисленности таких дел;
  • споры по кредитным договорам;
  • по трудовым, жилищным, ведомственным делам;
  • социальные, семейные правовые нарушения;
  • по налоговым, таможенным, гражданским преступлениям;
  • уголовные, процессуальные споры;
  • общемировая практика, в том числе по гражданским процессам.

Каждая рассматриваемая правовая отрасль отражает позицию суда по гражданским, уголовным делам, связанным с отказом выполнять обязательства по кредитным договорам. Анализ судебной практики, наработанной Верховным Судом по гражданским делам приводит показательные примеры, являющиеся отправной точкой в принятии решений суда по гражданским делам, связанным с неисполнением обязательств по кредитным соглашениям.

Обзор судебной практики по уголовным делам

Данный раздел представляет постановления суда, вынесенные согласно УК РФ:

  • уголовным делам о мошенничестве;
  • преступлениям о кражах, разбое;
  • делам о вынесении уголовной ответственности для лиц, не достигших совершеннолетнего возраста;
  • преступлениям о клевете;
  • делам по самоуправству;
  • преступлениям о побоях,
  • преступлениям о злоупотреблении должностными полномочиями, коммерческом подкупе;
  • прочим преступлениям.

Судебная практика по уголовным и гражданским делам учитывается при разработке законов, поправок к ним. В законодательстве РФ обзор решений суда по гражданским делам лишён обязательного характера, поэтому к его применению в области решения вопросов по гражданским делам стоит относиться с долей скептицизма.

Ссылка на основную публикацию