Расторгнуть договор по водоснабжению

Разъяснены основания для одностороннего расторжения договора ресурсоснабжения с управляющей организацией

Основания и порядок одностороннего отказа ресурсоснабжающей организации от исполнения договора ресурсоснабжения определены в части 2 статьи 157.2 ЖК РФ. Так, в соответствии с указанной нормой ресурсоснабжающая организация вправе в одностороннем порядке отказаться от исполнения заключенного с лицом, осуществляющим управление многоквартирным домом, договора ресурсоснабжения при наличии у лица, осуществляющего управление многоквартирным домом, признанной им или подтвержденной вступившим в законную силу судебным актом задолженности перед ресурсоснабжающей организацией в размере, равном или превышающем две среднемесячные величины обязательств по оплате по договору ресурсоснабжения независимо от факта последующей оплаты данной задолженности лицом, осуществляющим управление многоквартирным домом, за исключением случая полного погашения данной задолженности лицом, осуществляющим управление многоквартирным домом, до вступления в законную силу судебного акта.

Вместе с тем наличие задолженности за коммунальные ресурсы, потребляемые в целях использования и содержания общего имущества в многоквартирном доме, не является основанием для одностороннего отказа ресурсоснабжающей организации от исполнения договора ресурсоснабжения.

Таким образом, при переходе на прямые договоры договор между ресурсоснабжающей организацией и управляющей организацией прекращается в части предоставления коммунальных услуг.

Минстроя России от 10.04.2014 N 5880-АЧ/04

Ресурсоснабжающие организации не вправе включать в тариф расходы на доставку “платежек”, а также устанавливать дифференцированные тарифы для населения в зависимости от выбранного способа управления многоквартирным домом

Сообщается, в частности, что поскольку осуществление начисления платежей за коммунальные услуги, оформление платежных документов и их направление потребителям коммунальных услуг, ведение претензионной работы с должниками являются одной из составляющих деятельности по управлению многоквартирным домом, собственники помещений в многоквартирном доме при непосредственном управлении должны предусматривать соответствующие расходы в составе средств, направленных на управление многоквартирным домом. Следовательно, ресурсоснабжающая организация не может предусматривать такие расходы для включения в экономически обоснованные затраты при установлении тарифа на производимый коммунальный ресурс.

Согласно пункту 32 Правил содержания общего имущества в многоквартирном доме, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 13.08.2006 N 491, при непосредственном управлении домом размер платы за содержание и ремонт жилого помещения соответствует размеру платы за услуги и работы в соответствии с договорами, заключенными собственниками помещений с лицами, оказывающими услуги и выполняющими работы на основании решения общего собрания собственников.

С учетом изложенного, при непосредственном управлении затраты исполнителя коммунальных услуг (ресурсоснабжающей организации) по начислению платежей, оформлению и доставке платежных документов, ведению претензионной работы в отношении лиц, не исполнивших обязанность по внесению платы за коммунальные услуги, должны возмещаться в соответствии с договором, заключенным собственниками помещений на основании решения общего собрания собственников и таким исполнителем.

Также сообщается, что в соответствии с пунктом 21 Методических указаний по расчету тарифов и надбавок в сфере деятельности организаций коммунального комплекса, утвержденных Приказом Минрегиона России от 15.02.2011 N 47, не допускается включение в финансовые потребности регулируемой организации расходов на оплату услуг банков и иных организаций по приему платежей, а также включение в финансовые потребности регулируемой организации расходов на оплату услуг по изготовлению и рассылке платежных документов собственникам (нанимателям) помещений в многоквартирных домах, управление которыми осуществляется управляющей организацией, товариществом собственников жилья, жилищным кооперативом или иным специализированным потребительским кооперативом.

Вместе с тем действующее законодательство РФ не относит к финансовым потребностям ресурсоснабжающих организаций, заключивших договоры о предоставлении коммунальных услуг с собственниками жилых домов и собственниками жилых помещений в многоквартирных домах, осуществляющими непосредственное управление такими домами, и (или) собственниками жилых домов, расходы по начислению платежей, оформлению и доставке платежных документов, ведение претензионной работы в отношении лиц, не исполнивших обязанность по внесению платы за коммунальные услуги.

Указанные расходы не являются затратами ресурсоснабжающей организации, необходимыми для реализации ее производственной и (или) инвестиционной программы, и не должны учитываться в составе тарифов на коммунальные ресурсы данных ресурсоснабжающих организаций.

В этой связи установление дифференцированных тарифов на коммунальные ресурсы для населения в зависимости от выбранного/невыбранного способа управления или типа жилого помещения будет противоречить требованиям федерального законодательства в сфере тарифообразования.

Расторжение прямых договоров с РСО: как оформить и провести?

Законодательство в сфере ресурсоснабжения является ассиметричным, недружелюбным по отношению к управляющим организациям, будучи написанным в пользу ресурсников. Одним из спорных моментов является непроработанность вопросов, связанных с расторжением прямых договоров между РСО и потребителями коммунальных услуг.

Зачем расторгать прямые договора

Смысл предоставления коммунальных услуг ресурсоснабжающей организацией (РСО), региональным оператором по обращению с твердыми коммунальными отходами, определенный в ст. 157.2 ЖК РФ состоит исключительно в том, чтобы РСО всегда могла получить свои деньги. Этот вопрос только финансовый. Действующее правовое регулирование не предполагает никаких качественных механизмов, например, налаживания коммерческого учета, взаимодействия между потребителями и РСО, а сам государственный жилищный надзор, если речь идет о РСО как объекте контроля, весьма поверхностный.

Образцовым примером ассиметричности в сфере ресурсоснабжения является то, что переход на прямые договора с РСО в законе более или менее отрегулирован, а вот отказ от договоров, заключенных непосредственно с потребителями коммунальных услуг – вообще не описан в законе и прямо не регламентирован. Логика законодателя тут простая: если управляющая компания накопила две договорные величины долга, то РСО переводит жителей на прямые договора и собирает деньги с них. А вот отказ от такой практики РСО не выгоден, потому и не регламентирован.

Между тем, в ряде ситуаций жителям имеет смысл отказаться от прямых договоров с РСО и положений ст. 157.2 ЖК РФ. Это актуально для следующих случаев.

1.Смена способа управления многоквартирным домом. Например, одна управляющая организация копила долги перед РСО, а другая действует добросовестно, пытаясь наладить коммерческий учет.

2.Неадекватное поведение РСО. Работая «на земле» мы видим лишь небольшое количество РСО с адекватным руководством. Обычно это крайне недружелюбные и консервативные организации, которые полностью демотивированы на любые переговоры, в том числе на налаживание коммерческого учета. Мотивации нет потому, что РСО выставит счет по общедомовому прибору учета, а все небалансы отнесет на управляющую организацию в виде КР на СОИ (то есть, свои деньги ресурсник всегда получит). Нежелание налаживать коммерческий учет – еще одна причина отказа от прямых договоров.

3.Множественность квитанций и отсутствие единого платежного документа (ЕПД). Если каждое отдельное РСО поставляет тепло, горячую воду, холодную воду (с водоотведением), газ и электричество, то это пять дополнительных квитанций (с капитальным и текущим ремонтом – всего семь квитанций). Это крайне неудобно для жителей, которые на обыденном уровне плохо понимают, кому и за что они платят. Поэтому возврат к ЕПД – это еще один аргумент за отказ от прямых договоров с РСО.

Безусловно, отказ от прямых договоров с РСО создаст дополнительную финансовую нагрузку на управляющую организацию (которая будет брать на себя транзитные деньги за коммунальные ресурсы) и это скорее мера вынужденная, чем желанная. Каждую конкретную ситуацию по отказу от прямых договоров необходимо рассматривать индивидуально.

Как реализовать процедуру

Возможности для отказа от прямых договоров есть, и они основаны на следующем.
Постановлением Правительства РФ от 13.07.2019 № 897 «О внесении изменений в некоторые акты Правительства Российской Федерации по вопросу договорных отношений между собственниками помещений в многоквартирных домах и ресурсоснабжающими организациями» в Правила предоставления коммунальных услуг, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 06.05.2011 N 354 (далее – Правила № 354) было включено Приложение № 1.1.

В нем приведена форма Типового договора холодного водоснабжения, горячего водоснабжения, водоотведения, электроснабжения, газоснабжения (в том числе поставки бытового газа в баллонах), отопления (теплоснабжения, в том числе поставки твердого топлива при наличии печного отопления).
Эта форма используется для целей ст. 157.2 ЖК РФ, т.е. прямых договоров, которые заключаются путем совершения конклюдентных действий.
В соответ. с п. 29 Типового договора, он может быть изменен или досрочно расторгнут по основаниям и в порядке, которые предусмотрены законодательством Российской Федерации.

Данный договор относится к договору возмездного оказания услуг и на него распространяется Закон РФ от 07.02.1992 N 2300-1 «О защите прав потребителей». В соответ. со ст. 32 Закона РФ от 07.02.1992 N 2300-1 «О защите прав потребителей», потребитель вправе отказаться от исполнения договора о выполнении работ (оказании услуг) в любое время при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов, связанных с исполнением обязательств по данному договору.

Кроме того, в соответ. с п. 1 ст. 782 ГК РФ («Односторонний отказ от исполнения договора возмездного оказания услуг») заказчик вправе отказаться от исполнения договора возмездного оказания услуг при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов.

Каким образом потребитель может отказаться от прямых договоров с РСО? Тем же способом, которым он и соглашался на них.
В соответ. с пп. 5 п. 2 ст. 44 ЖК РФ, к компетенции общего собрания собственников помещений в многоквартирном доме относятся другие вопросы, отнесенные ЖК РФ к компетенции общего собрания собственников помещений в многоквартирном доме. Расторжение договора с РСО – иной вопрос.

В дальнейшем, руководствуясь ст. 7 ЖК РФ, мы применяем жилищное законодательство по аналогии: то есть, отказывается от прямых договоров тем же способом, каким и соглашались, то есть:
– принимаем на общем собрании решение о дате расторжения договора с РСО
– принимаем на общем собрании решение о виде коммунальной услуги, которую с указанной даты будет предоставлять не РСО, а управляющая организация
– направляем протокол с принятыми решениями в порядке п. 1.1 ст. 46 ЖК РФ в 5дневный срок в РСО и ждем от нее ответа.

Как решать вопрос с противодействием от РСО

РСО действует так, как ей выгодно. Если собственники примут решение о расторжении прямых договоров с РСО, то РСО может не согласиться с таким решением, посчитав что оно незаконно. В этом случае необходимо действовать следующим образом:
– если РСО не перенесла срок расторжения прямых договоров с потребителями с даты, определенной на общем собрании, на иную дату, то протокол считается ей принятый
– после наступления указанной даты управляющая организация начинает выставлять плату за коммунальные услуги самостоятельно, одновременно призвав жителей не оплачивать квитанции от ресурсника.
Безусловно, в данной схеме есть индивидуальные особенности. Например, повторное заключение договоров ресурсоснабжения на покупку коммунального ресурса для целей предоставления коммунальных услуг. Или взаимодействие с жилищной инспекцией, которая может не согласиться с принятыми на общем собрании решениях. Но все эти вопросы не отменяют общего права потребителей на отказ от договора с ресурсником.

Автор: Павел Кузнецов, управляющий многоквартирными домами, автор книги «Управление многоквартирным домом: настольная книга управдома», преподаватель Русской школы управления, кандидат наук
Сайт: pavelkuznetzov.ru

Расторжение прямого договора собственников с РСО : мнение эксперта

В новом выпуске онлайн-журнала «ЖКХ: Мечты сбываются» наш эксперт Елена Шерешовец рассказала, почему у собственников помещений в многоквартирном доме и УО может возникнуть необходимость расторгнуть заключённый ранее прямой договор с РСО и вправе ли они это сделать.

Эксперт подробно разобрала вопрос расторжения прямого договора в выпуске «ЖКХ. Мечты сбываются»

Председатель Экспертного совета Ассоциации «Р1» Елена Шерешовец рассказала о том, могут ли собственники принять решение о расторжении прямого договора с РСО, а поставщик ресурсов после этого – отказаться заключить с УО договор ресурсоснабжения:

Эксперт подробно разобрала вопросы, почему может возникнуть потребность в расторжении прямого договора, почему РСО отказываются это делать и допускает ли законодательство подобные действия со стороны собственников помещений в МКД. Рассмотрим подробнее каждый аспект ситуации.

Как провести общее собрание о переходе на прямые договоры

Почему УО хотят расторгнуть прямые договоры

В 2018 году Федеральным законом от 03.04.2018 № 59-ФЗ в ЖК РФ были внесены изменения, которые позволили собственникам помещений в МКД на общем собрании решать вопрос о схеме расчётов за коммунальные ресурсы: через УО/ТСЖ или же заключив прямой договор с поставщиком ресурсов.

  1. Снять показания всех ПУ на дату заключения договора собственников с поставщиком ресурсов.
  2. Установить количество фактически проживающих потребителей в помещениях, не оснащенных ПУ.
  3. Выявить все случаи воровства.

Управляющие организации и ТСЖ, не сделавшие этого, после перехода на прямые договоры столкнулись с тем, что весь неучтённый объём потребления перешёл в сверхнорматив КР на СОИ. А коммунальный ресурс, который используется в доме на содержание общего имущества собственников, оплачивают УО/ТСЖ. Образуется задолженность управляющей организации перед РСО, которую не из чего оплачивать: текущие платежи за ресурс напрямую уходят поставщику, а средства, внесённые жителями дома по начислениям исходя из норматива, не покрывают расходов.

Долг УО перед РСО растёт и в итоге может превратиться в грубое нарушение лицензионных требований (пп. «д» п. 4(1) ПП РФ № 1110).

Именно поэтому в некоторых многоквартирных домах у УО/ТСЖ сегодня возникла необходимость вернуться к прежней схеме расчётов собственников за коммунальные ресурсы: по договору ресурсоснабжения между управляющей и ресурсоснабжающей организациями.

Вправе ли застройщик заключать прямые договоры в новостройках

РСО считают, что собственники не имеют права расторгнуть прямой договор в одностороннем порядке

  1. В ст. 44 ЖК РФ в компетенции общего собрания не прописан вопрос о расторжении прямых договоров. Следовательно, собственники на ОСС не могут принять такое решение.
  2. Если общее собрание примет решение о расторжении прямого договора, РСО имеет право отказаться от заключения договора через управляющую организацию на основании ч. 8 ст. 157.2 ЖК РФ: то есть потому, что между собственниками и поставщиком ресурсов уже заключён договор.

Расторжение прямого договора относится к компетенции общего собрания собственников

Елена Шерешовец разобрала оба аргумента поставщика ресурсов по вопросу расторжения прямого договора и объяснила, входит ли этот вопрос в компетенцию ОСС и может ли РСО отказаться от заключения договора с управляющей организацией.

В ч. 2 ст. 44 ЖК РФ действительно нет пункта о том, что собственники на общем собрании могут решить расторгнуть ранее заключённый прямой договор с РСО. Однако перечень компетенций ОСС не является исчерпывающим. В п. 5 ч. 2 ст. 44 ЖК РФ указано, что общее собрание может решать и другие вопросы.

Согласно ст. 1 ЖК РФ, граждане свободны реализовывать любые жилищные права в своих интересах. Ограничить такие права можно исключительно в целях защиты конституционного строя, нравственности, обеспечения безопасности государства. Прекращение прямого договора к таким исключениям не относится.

Следовательно, собственники помещений на ОСС вправе принять решение о досрочном прекращении действия прямых договоров, и ограничить их в этом праве нельзя. К тому же в типовом прямом договоре предусмотрено, что он может быть изменён или досрочно расторгнут по основаниям и в порядке, которые предусмотрены законодательством РФ (п. 28 приложения 1(1) ПП РФ № 354).

О порядке взаимодействия УО и РСО при переходе на прямые договоры

Прямой договор прекращает своё действие с момента уведомления РСО о решении общего собрания

В ст. 546 ГК РФ законодатели допускают односторонний отказ потребителя от договора энергоснабжения, а по ст. 548 ГК РФ правила договора энергоснабжения применяются к другим договорам, связанным со снабжением через присоединенную сеть. При этом расторжение договора совершается в той же форме, что и решение о заключении договора, то есть путём принятия решения на общем собрании собственников (ст. 452 ГК РФ).

  1. Прекращение прямого договора с ресурсоснабжающей организацией, заключённого на основании принятого решения общего собрания собственников помещений в МКД.
  2. Внесение изменений в договор управления: включить в него условия об обязанности УО предоставлять ту коммунальную услугу, которая предоставлялась ресурсоснабжающей организацией напрямую.

О принятом на ОСС решении необходимо уведомить РСО. Вместе с уведомлением направляются копии протокола и решений общего собрания. С момента получения поставщиком ресурса такого уведомления прямой договор считается расторгнутым в соответствии с ч. 1 ст. 450.1 ГК РФ. Вместе с уведомлением о результатах ОСС управляющая организация должна отправить в РСО оферту на заключение договора ресурсоснабжения.

РСО не вправе отказаться от договора с УО при наличии решения ОСС о расторжении прямого договора

В случае, о котором рассказала Елена Шерешовец, РСО отказалась от расторжения прямого договора, ссылаясь нач. 8 ст. 157.2 ЖК РФ: у неё уже заключён прямой договор с собственниками помещений в МКД. Однако, как заметила эксперт, такой договор прекращает своё действие с момента уведомления РСО о принятом на общем собрании решении.

Следовательно, РСО не может отказаться от заключения с управляющей организацией договора ресурсоснабжения в целях поставки коммунального ресурса для предоставления коммунальной услуги, ссылаясь на ч. 8 ст. 157.2 ЖК РФ.

Судебная практика по вопросу расторжения прямых договоров не сформировалась, поэтому каждая сторона вопроса может опираться только на нормы законодательства. Если вам известны примеры решений суда по этой теме, присылайте их в Ассоциацию профессиональных управляющих недвижимостью «Р1»: Экспертный совет изучит эти решения и расскажет о них.

Федеральный закон «О водоснабжении и водоотведении» от 07.12.2011 N 416-ФЗ ст 41.4 (ред. от 02.07.2021)

Статья 41.4. Расторжение договора аренды централизованных систем горячего водоснабжения, холодного водоснабжения и (или) водоотведения, отдельных объектов таких систем, находящихся в государственной или муниципальной собственности

1. Договор аренды систем и (или) объектов, указанных в части 1 статьи 41.1 настоящего Федерального закона, может быть расторгнут судом в случаях, предусмотренных гражданским законодательством, в том числе в случае существенного нарушения арендатором условий договора аренды.

2. Существенными нарушениями арендатором условий договора аренды систем и (или) объектов, указанных в части 1 статьи 41.1 настоящего Федерального закона, являются:

1) прекращение водоснабжения и (или) водоотведения на сроки, превышающие установленные договором аренды сроки, и в объеме, превышающем установленный договором аренды объем, по причинам, зависящим от арендатора;

2) запрещение, воспрепятствование представителям арендодателя осуществлять в соответствии с установленными договором аренды условиями осмотр имущества два и более раза в течение одного финансового года.

3. Договор аренды систем и (или) объектов, указанных в части 1 статьи 41.1 настоящего Федерального закона, расторгается также во внесудебном порядке в случае одностороннего отказа арендодателя от исполнения договора аренды. Основаниями для одностороннего отказа арендодателя от исполнения договора аренды являются:

1) непредоставление арендатором в сроки и порядке, которые установлены настоящим Федеральным законом, новых банковских гарантий гарантирующему поставщику электрической энергии;

2) расторжение (прекращение действия) договоров поставки электрической энергии при отсутствии других заключенных арендатором договоров, обеспечивающих поставку электрической энергии (мощности), необходимой для производства товаров, оказания услуг в сфере водоснабжения и (или) водоотведения с использованием переданного в аренду имущества, вступающих в силу со дня расторжения (прекращения действия) ранее заключенных договоров поставки электрической энергии;

3) незаключение арендатором в установленный законодательством об электроэнергетике срок договоров поставки электрической энергии с новыми поставщиками электрической энергии в случае наступления предусмотренных законодательством об электроэнергетике обстоятельств, указывающих на невозможность для поставщика, с которым арендатором заключен договор поставки электрической энергии, осуществлять ее дальнейшую поставку арендатору. Указанное основание для одностороннего отказа арендодателя от исполнения договора аренды не применяется в случае, если договоры поставки электрической энергии с новыми поставщиками не были заключены арендатором в установленный законодательством об электроэнергетике срок вследствие неправомерных действий (бездействия) третьих лиц.

4. Рассмотрение вопроса об одностороннем отказе от исполнения договора аренды осуществляется арендодателем при поступлении к нему обращений юридических или физических лиц, представивших информацию (документы) о наступлении предусмотренных частью 3 настоящей статьи оснований, либо при неполучении арендодателем в срок, установленный частью 3 статьи 41.3 настоящего Федерального закона, надлежащим образом заверенных копий предоставленных арендатором гарантирующему поставщику электрической энергии новых банковских гарантий и документов, подтверждающих передачу указанных гарантий данному гарантирующему поставщику электрической энергии.

5. В течение 15 рабочих дней со дня наступления указанных в настоящей статье обстоятельств, свидетельствующих о необходимости рассмотрения вопроса об одностороннем отказе от исполнения договора аренды, арендодатель осуществляет проверку факта наступления оснований для одностороннего отказа от исполнения договора аренды и в случае подтверждения наступления любого из указанных оснований обязан принять решение об одностороннем отказе от исполнения заключенного с арендатором договора аренды систем и (или) объектов, указанных в части 1 статьи 41.1 настоящего Федерального закона.

6. Договор аренды считается расторгнутым по истечении 30 календарных дней с даты надлежащего уведомления арендатора способом, позволяющим подтвердить дату получения уведомления, об одностороннем отказе от исполнения указанного договора, за исключением случая, если арендатор в указанный срок устранил обстоятельства, послужившие основанием для принятия арендодателем решения об одностороннем отказе от исполнения договора аренды. Расторжение договора аренды не освобождает арендатора от исполнения обязательств перед арендодателем, возникших до расторжения указанного договора.

Расторгнуть договор по водоснабжению

Просто оставьте нам свои контактные данные, наши менеджеры свяжутся с вами и ответят на все интересующие вас вопросы, пришлют больше информации

Опишите, пожалуйста, свою ситуацию, и мы сформируем для Вас коммерческое предложение. В нем будет указаны объем услуг, цены и сроки.

Для подробного коммерческого предложения может понадобиться более точная информация. Тогда наш специалист свяжется с Вами!

  • Главная forward arrow

Допустим ли отказ от договора технологического присоединения?

С вопросами, сопровождающими заключение и последующее исполнение договоров технологического присоединения потребители энергии сталкиваются ежедневно. Важное значение в защите ими своих прав играет возможность одностороннего отказа от данного договора. Но насколько возможен данный отказ с точки зрения действующего законодательства?

Проблема определения правовой природы договора технологического присоединения неоднократно вставала перед российскими судами, в том числе на уровне высших инстанций. Несмотря на значительный объем правоприменительной практики по вопросу одностороннего отказа от договора технологического присоединения, ее все еще нельзя назвать однозначной.

Если ранее судебная практика исключала возможность наличия в спорных договорных правоотношениях элементов договоров возмездного оказания услуг и подряда, определяя правовую природу договора как договора технологического присоединения, то правовая позиция Верховного суда РФ, изложенная в определении от 25.12.2017 № 305-ЭС17-11195, позволяет говорить об изменении позиции судов по этому вопросу.

Рассмотрим данный вопрос на примере двух судебных прецедентов

1. Постановление Высшего Арбитражного Суда РФ (ВАС РФ) от 10.07.2012 г. № 2551/12: у заказчика отсутствует право на одностороннее расторжение договора технологического присоединения

ООО обратилось в Арбитражный суд с иском к ЗАО о взыскании неосновательного обогащения в размере 18 600 000.
В качестве третьего лица к разбирательству привлечена управляющая компания (УК).

УК и ЗАО заключили договор на подключение к объекту теплоэнергетики. Договор предусматривал обязанность УК получить у ЗАО технические условия (ТУ) на подключение своих электро- и теплосетей к МиниТЭС, а также выполнить мероприятия по созданию сетей, оплатить подключение, в последующем заключить договоры на тепло- и энергоснабжение с ЗАО на условиях, определенных договором. ЗАО обязалось подключить сети УК к МиниТЭС, заключить договоры снабжения электрической и тепловой энергией с УК.

В договоре стороны закрепили условие о том, что он не может быть расторгнут в одностороннем порядке. Также было определено, что частичная или полная передача прав и обязанностей по договору третьим лицам одной стороной, возможна только с согласия другой стороны. После подписания договора УК перевела на счет ЗАО аванс.

Через некоторое время УК направила ЗАО извещение об отказе от исполнения договора на основании пункта 1 статьи 782 ГК РФ. В ответ ЗАО направило возражения.

Впоследствии УК заключила договор уступки права требования с ООО, в силу которого к ООО перешли все права и обязанности УК из договора на технологическое присоединение, в том числе право требования возврата денежных средств в случае отказа от договора. Для возврата уплаченного аванса ООО обратилось в арбитражный суд с иском об истребовании неосновательного обогащения.

Решением суда первой инстанции иск ООО был удовлетворен. Суд определил правовую природу договора технологического присоединения как договора возмездного оказания услуг и исходил из того, что право на расторжение договора имеется у УК согласно пункту 1 статьи 782 ГК РФ, а задолженность ЗАО подтверждена. Уступка права требования также правомерна, УК имела такое право на основании статьи 382 ГК РФ.

Однако апелляционная инстанция решение суда отменила и в удовлетворении иска ООО отказала по следующим основаниям. Договор, заключенный между УК и ЗАО, суд определил как смешанный, содержащий элементы как договора подряда, так и договора оказания услуг. Также судом указывалось, что в силу запрета на одностороннее расторжение, установленного в договоре, и согласно статье 450 ГК РФ обязательство сторон не прекратилось; оснований предъявления требований к ЗАО не имеется. Также суд признал договор между УК и ООО ничтожной сделкой.

Кассационная инстанция отменила решение апелляции и оставила в силе решение суда первой инстанции. Суд установил, что с момента заключения договора у УК и ЗАО возникли правоотношения по поводу возмездного оказания услуг. Следовательно, к таким договорам применяются положения главы 39 ГК РФ. Поскольку право на односторонний отказ от исполнения договора предусмотрено статьей 782 ГК РФ, оно не может ограничиваться соглашением сторон.

Далее спор был передан на рассмотрение в ВАС РФ. В решении по делу Президиум ВАС указал, что договоры на технологическое присоединение – это особая группа договоров. Поскольку соглашение между УК и ЗАО не является договором возмездного оказания услуг, правоотношения, возникшие из договора, не регулируется главой 39 ГК РФ. В соответствии с пп. «в» п. 16 Правил от 27.12.2004 № 861 в качестве единственного основания расторжения договора технологического присоединения заявителем указывается на нарушение сетевой организацией сроков технологического присоединения. Следовательно, сторона не вправе расторгнуть договор в одностороннем порядке.

Соглашение, заключенное между УК и ООО, признано судом действительным. Однако, в силу того, что указанные обстоятельства не влияют на разрешение спора по существу постановлением ВАС РФ судебный акт апелляционной инстанции оставлен без изменения.

2. Определение Верховного Суда РФ (ВС РФ) от 25.12.2017 г. N 305-ЭС17-11195: у заказчика есть право на отказ от договора в одностороннем порядке

ООО обратилось в суд с иском к ПАО о взыскании 20 784 008 рублей неосновательного обогащения, а также более 1 000 000 рублей процентов.

ПАО и ООО заключили договор технологического присоединения, по условиям которого ПАО должно осуществить мероприятия по технологическому присоединению ООО к своим электрическим сетям, а ООО должно внести соответствующую плату за технологическое присоединение.

ООО перечислило ПАО аванс, а через несколько месяцев ПАО предложило второй стороне изменить условия договора: аннулировать ранее принятые ТУ, изменить границы балансовой принадлежности, источники питания, и договориться о новых условиях договора. В ответ на такие действия партнера ООО отказалось от исполнения договора и попросило о возврате ранее уплаченных денежных средств.

После отказа ПАО вернуть денежные средства, ООО обратилось в суд с иском о взыскании неосновательного обогащения и процентов за пользование чужими средствами.

Суды первой и апелляционной инстанции отказали в удовлетворении иска

С таким решением согласился и суд округа. Было указано, что единственным допустимым основанием для одностороннего отказа от заключенного сторонами договора является нарушение срока технологического присоединения. Истец нарушения такого срока не доказал, соответственно, и право на односторонний отказ от договора у него не возникло.

Суды установили, что договор между ООО и ПАО продолжает действовать, следовательно, отсутствуют основания для удовлетворения исковых требований. В обоснование позиции суды сослались на постановление Президиума ВАС РФ от 10.07.2012 № 2551/12 по делу № А56-66569/2010.

Дело было передано на рассмотрение в ВС РФ, который отменил решения судов нижестоящих инстанций и указал, что их выводы ошибочны. ВС РФ разъяснил, что договор о технологическом присоединении соответствует договору о возмездном оказании услуг по всем своим существенным характеристикам. Соответственно, к правоотношениям сторон по таким типам договоров применяются нормы о договоре возмездного оказания услуг.

К такому выводу суд пришел исходя из следующего: рассматриваемый вид соглашений относится к публичным договорам. Сетевая организация при его заключении обязуется реализовать необходимые для осуществления технологического присоединения мероприятия (разработка и согласование ТУ, проектирование и обеспечение готовности объектов электросетевого хозяйства (включая их проектирование, строительство, реконструкцию) к присоединению энергопринимающих устройств и т.д.). В большинстве случаев построенные и реконструированные электросетевые объекты заказчику не передаются. Сетевые компании только создают условия для присоединения устройств заказчика к электросети сетевой организации, для предстоящей передачи заказчику электроэнергии.

В свою очередь, на заказчика возлагается обязанность внести плату по договору об осуществлении технологического присоединения с возможным условием об оплате выполнения отдельных мероприятий по технологическому присоединению. Заказчик также выполняет ТУ и разрабатывает проектную документацию.

В решении суд указал, что к договору о технологическом присоединении кроме специальных норм применимы и общие положения о договоре и обязательствах, а также положения главы 30 ГК РФ. Следовательно, заказчик имеет право в одностороннем порядке отказаться от исполнения договора, если исполнителю оплачены фактически понесенные им расходы. Также суд отметил, что даже если в специальных нормативных актах не предусмотрена возможность немотивированного одностороннего отказа от исполнения договора, это не означает, что у заказчика такое право отсутствует. ВС РФ решил, что истец правомерно просил вернуть ему сумму аванса за технологическое присоединение и взыскать проценты.

Таким образом, ВС РФ при толковании правовой природы договора технологического присоединения избрал позицию, полностью противоположную позиции ВАС РФ.

Полагаем, что в настоящее время суды должны придерживаться той судебной позиции, которая является более свежей. По сути, данная позиция расширяет спектр средств правовой защиты заявителей (потребителей энергии) и позволяет им более эффективно добиваться восстановления своего нарушенного права.

Отказ от договора на поставку ресурсов со стороны РСО: что делать?

Принудительный переход на прямые договоры

В последнем обзоре позиций Минстроя мы уже писали про переход на прямые договоры с ресурсоснабжающими организациями по желанию жителей. Сегодня будет пример об инициативе самой ресурсоснабжающей организации (дело №А41 – 100034/18).

Дело произошло в Московской области. Девятью домами, в которых произошёл такой переход, управляло ТСЖ. Именно оно и обратилось в суд с иском к водоснабжающей организации, где просило признать незаконным одностороннее расторжение договора водоснабжения и водоотведения.

Год назад товарищество получило уведомление об одностороннем отказе от исполнения договора в связи с наличием задолженности, установленной решением суда по другому делу. ТСЖ посчитало такой отказ незаконным, что и привело к длительному, но успешному судебному спору.

Почему переход на прямые договоры не был законным?

Гражданское законодательство, по общему правилу, не разрешает односторонний отказ от исполнения договора, за исключением случаев, предусмотренных правовыми актами. В данном случае такое исключение предусмотрено ст. 157.2 Жилищного кодекса РФ. Право на односторонний отказ от договора может быть реализовано путем уведомления об этом другой стороны. В случае одностороннего отказа от договора он считается расторгнутым или измененным.

В силу ст. 157.2 Жилищного кодекса РФ водоснабжающая организация может в одностороннем порядке отказаться от исполнения договора водоснабжения, если у лица, управляющего домом, образуется задолженность в размере, который равен или превышает две среднемесячные величины денежных обязательств по договору.

Такая задолженность должна быть либо признана самим должником, либо подтверждена решением суда, которое вступило в законную силу. При этом практически не имеет значения последующее погашение этого долга, кроме случая его оплаты до вступления судебного решения в законную силу.

Суд указал, что ранее решением Арбитражного суда Московской области установлено наличие задолженности ТСЖ перед водоканалом в размере 2 млн. руб., что накопилось за полгода по 9 управляемым домам (в 2017 году). В то же время среднемесячный размер величины обязательств по договору составил 4,6 млн. руб., что значительно больше установленной судом задолженности.

Кроме того, норма про переход на прямые договоры по инициативе ресурсоснабжающей организации вступила в силу в 2018 году, а задолженность накопилась в 2017 году. В связи с этим, применение такой нормы противоречит п. 1 ст. 6 Жилищного кодекса РФ о запрете обратной силы жилищного законодательства.

По этим мотивам суд решил, что оспариваемое уведомление об отказе от договора незаконно и нарушает права и интересы ТСЖ.

Водоканал пытался ссылаться на задолженность товарищества по другим делам, но суд с этими ссылками не согласился, указав, что в основу уведомления об отказе легла задолженность за 2017 год, а новый долг в предмет рассмотрения по данному делу не входит.

Обжалование

Водоснабжающая организация обратилась с апелляционной жалобой в вышестоящий суд. Тот тоже согласился с самой возможностью одностороннего отказа от договора ресурсоснабжения, сославшись на Правила №124, согласно которым в договоре на поставку ресурсов должно обязательно предусматриваться право ресурсоснабжающей организации на односторонний отказ от исполнения договора при наличии задолженности.

Однако это не повлияло на выводы апелляционного суда: размер задолженности был меньше двух среднемесячных величин обязательств по договору. При таких обстоятельствах оснований для одностороннего расторжения договора на основании спорного уведомления у ответчика не имелось, и требование ТСЖ в этой части правомерно удовлетворено. Односторонний отказ от исполнения договора признали недействительным.

Определением Верховного Суда РФ от 02.12.2019 № 305-ЭС19 – 18374 жалоба водоканала оставлена без удовлетворения.

Рекомендации

Из рассмотренного положительного опыта ТСЖ можно выделить такие рекомендации для тех компаний и товариществ, которые попали в аналогичную ситуацию:

– погасить задолженность до вступления в силу судебного решения о ее взыскании,

– для получения дополнительного времени можно оспорить решение о взыскании долга и погасить задолженность,

– проверить, за какой период образована задолженность: возможно, она накопилась также до поправок в законодательство,

– перепроверить среднюю величину обязательств по договору: есть вероятность того, что долг окажется недостаточным для одностороннего отказа от договора ресурсоснабжения.

Дорогие читатели!

Чтобы не пропустить ничего важного в сфере ЖКХ, выберите, где вам удобнее следить за обновлениями:
➜ в Telegram,
➜ в Instagram,
➜ во ВКонтакте.

Ссылка на основную публикацию